?

Log in

No account? Create an account
Записи Лента друзей Календарь Инфо Записки на крышке ноутбука Назад Назад Вперед Вперед
Дом приходящего солнца
Олежкины записи
olejka
olejka
Командировка в Вену - окончание
Объявили посадку. Ну наконец-то! Практически без задержки, хотя мы сильно нервничали, поглядывая через иллюминаторы на затянутое серыми тучами небо. Манфред, игнорируя данные посадочного талона, прижался к стенке с иллюминатором, откинул спинку и практически моментально уснул сном младенца. Альберт покосился на меня, и сел рядом с ним, на среднее сиденье, нарочито вздыхая, и сетуя на тесноту. Мне же досталось места у прохода, по другую сторону которого сидела колоритная итальянка, которая, как только самолет завел двигатели, начала неистово и громко молиться, ежеминутно целуя крест.
Все это, естественно, оптимизма не прибавляло, и я стал сувствовать себя неуютно. Машинально засунув руку в карман впереди стоящего сиденья, я попытался нащупать что-нибудь интересное "для почитать", но вместо этого мне попался гигиенический пакет для тех, кому тошнит. Или кому тошно, мысленно поправил себя я. Это явно был знак (см. "Алхимик", Пауло Коэльо).
По радио командир экипажа посетовал на мерзкую погоду, скользкую полосу и плохую видимость но успокоил, что "несмотря на это, нам-таки дали разрешение на вылет". Это почему-то тоже не радовало.

Самолет начал набирать высоту, и тут же вокруг кресел забегали стюардессы с напитками.
"Ну, что будешь заказывать?" - заинтересованно встрял Альберт.
Хм.. Я задумался. Стюардесса терпеливо ждала. И меня переклинило:
"А у вас есть минеральная вода без газа с добавками женьшеня?" - с достоинством спросил я.
"В данный момент нет" - ни моргнув глазом вежливо ответала та.
"Ну раз так.." - я делано огорчился. Альберт ехидно хмыкнул.
"Ну, тогда апельсиновый сок!" - вздохнул я, и показал Альберту язык.


Пресловутый стакан апельсинового сока


Тот прикрыл руками свой дорогой костюм, и попытался вжаться в стенку, но забыл, что там еще сидит Манфред, который пытался уснуть, и не просыпаясь недовольно заехал ему по голове журналом "Люфтганза".
Жаль только, в этот раз в турбулентность не попали. Так что мои брюки остались неотмщенными, и лишь нервное поерзывание Альберта немного скрашивало времяпрепровождение. Под крылом самолета стремительно уменьшаясь в размерах оставалась такая странная Вена.
Вообщем, прощай, столица Австрии! На новый год я точно никогда не захочу сюда прилететь, с меня хватит.

* * *

По прилету во Франкфурт выяснилось, что закон подлости работает на полную катушку - наш самолет стал опять-таки у самого крайнего гейта. Если кто был когда-нибудь в первом терминале Франкфуртовского аэропорта (на который призодится две из трех доступных остановок ходящего над аэропортом монорельсового трамвайчика "SkyLine") поймет, что гейт с номером, превышающим 60, уже не шутки. Однако выспавшийся Манфред выглядел вполне бодро, а Альберт явно горел желанием поскорее попасть домой, так что они дружно проигнорировали бегущий дорожки вдоль стены, и пошли пешком. Я лишь презрительно хмыкнул, и спокойно стал на дорожку.


Монорельсовый трамвайчик "Skyline"

Где-то через 30 гейтов мои каллеки (пардон, коллеги) поняли, что они погорячились, а еще через десять, уже не стеснялись признать свою неправоту. Так что к багажному отеделнию доехали вместе. Но всего два пролета, ибо сообразили они все-таки поздновато.


План первого терминала Франкфуртовского аэропорта. Нам нужно был его пройти целиком справа налево


Надо ли говорить о том, что самолет таки опоздал минут на сорок? Нет, летел он изо всех сил, чуть ли крыльями не махал, видимо просто летели против ветра. А это значит, что заказанные шатлы (по одному на каждого) должны нас ждать уже где-то с час. А парковки перед зданием нет, только остановка до 5 минут.
Вообщем, я был полон скептицизма, а Альберт с Манфредом - большим количеством самолетных печенюшек, и им категорически хотелось домой.

Мужику, который сидел возле урны и кидал туда явно не первый бычок, тоже явно хотелось домой. И явно давно, поскольку он даже не поднимал свою табличку с логотипом нашей фирмы, а только жалобными глазами грустного сенбернара вглядывался в лица проходящих мимо. По этому взгляду мы его и нашли. Причем мужик так обрадовался, что последний бычок потушил прямо об табличку.

Дальше выяснилось, что мужик - диспетчер, для всех наших шатлов. Правда, по какому прицнипу меня, заказавшего шатл в понедельник, соединили с Альбертом, жившим в другом городе и заказавшем шатл недели на две раньше меня, я не понял. Но факт был налицо - шатлов было не три, а два. Мужик радостно вопил, что раз мы все здесь, значит обе шатла прям щас оба и придут, прямо к главному входу, куда мы тут же и вышли.

Главный вход был утыкан с обоих сторон неправильно припаркованными автомобилями, которых не смущали местные штрафы, однако середина дороги перед дверью представляла собой один большой "лежачий полицейский", по которому был проведен пешеходный переход. Машинам - чтобы не разгонялись, пешеходам - чтобы перейти, катя перед собой тележку, и не спотыкаться на бордюрах. Полоса широкая - две большие машины встанут, а полос на местной дороге две, одна - для короткой (sic!) остановки такси (и только их), а вторая - для проезда мимо.
Ну, наши шатлы приравниваются к такси, так что оба как раз могли встать на эту "козырную" площадку.

Теоретически.

Пока не подкатил новенький блестящий мерседес весь в наворотах и с кожаным салоном, который медленно и по диагонали, через две полосы, закатился на "лежачего полицейского", и остановился посередине него.

Надо сказать, что в Германии я для себя выделил три категории людей, безусловно опасных для окружающих на дорогах. Это велосипедисты, водители фур и жители Людвигсхафена (номера начинаются на LU). Ну, и естесственно, начинающие водители, женщины и старики (со временем реакции больше 4 секунд и хроническим склерозом на повоторники), которые идут вне категории, ибо это проблема не только Германии.
Так вот. У этого недешевого чуда современного машиностроения были номера Людвигсхафена, за рулем сидела блондинка, и судя по ее поведению вкупе с подозрительно новым состоянием машины - начинающий водитель. Комбинация, хуже которой могла быть только впервые в жизни севшая на велосипед пенсионерка из Людвигсхафена, проработавшая до этого не менее 50 лет водителем фуры. Но такое бывает только в фильмах ужасах, что показывают во сне перед сдачей экзамена на водительские права. Вообщем, я явно отвлекся.


Новинка немецкого автомобилестроения - новый передвижной блокиратор дорог для блондинок

Так вот, немного подумав, водительша видимо решила, что место, конечно классное, и она явно уже и тако удачно остановилась, но только далековато от двери. Да и люди в машинах сзади (уже штук 10 понаехало, откуда только берутся?) нервничают - видимо, им дальше проехать надо, противным.

То, что она собралась здесь запарковаться уже ни у кого (включая работников аэропорта и полицистов) сомнений не вызывало. Но логичное действе - проехать чуть-чуть вперед (места-то дуром, на три машины!), и прижаться вправо к зданию аэропорта - ее чем-то не устроило (видимо, на метр дальше идти до двери). Поэтому она решила выполнить высший пилотаж, и двигаясь зигзагом вперед-назад постепенно прижаться к зданию аэропорта на том же уровне, где она и стала. Уж не знаю, где в той очереди были наши шатлы, но в данном случае это уже было все равно - весь Народ, как один, ждал. И только немецкая вежливость (имхо, в данном случае, соверешнно неуместная) сдерживала ситуацию от превращения в скандальную.




Давайте попытаемся повторить этот маневр (кликать на картинку)..

Расстояние от мерса до левого бордюра постенно увеличивалось, и вот уже самые нетерпеливые, с заездом на противоположный тротуар (естественно, в отличие от Росси, только когда там не было пешеходов), начали пытаться проехать это идиотское место. Нам повезло - все машины, стоящие перед шатлами, оказались как раз нетерпеливыми, и вскоре наш мужик радостно выбежал навстречу нашим истомившимся аналогам маршруток, что-то семафоря в нашем направлении. Было уже ясно, что возле двери они не встанут, но позади и впереди этого чудо-мерса еще оставалось немного места. Может, тесновато для шатла, но с их опытом вождения туда вклинится труда бы не составило. Первый шатл честно включил правый порот, и осторожно потеревшись зеркалом о колоны, устремился в нычку перед мерсом, оставив второму шатлу заднюю. "Двадцать лет за рулем, влезу!" - явно подумал первый шаттл...

На лице у женщины, несмотря на нетипично толстый для немок слой косметики, явно читалось что-то вроде "Хаааа! Я неделю за рулем! И хрен ты возле меня припаркуешься!!". Она неожиданно решительно увеличила амплитуду зигзага так, что впереди место резко сократилось до тесного даже для мотоцикла, и шатлу пришлось резко клюнуть бампером в асфальи, и вызвать цепную реакцию визгов тормозов по всей очереди машин. "Придурошная корова" (страшное оскорбление для женщины) - процедил наш мужик, который, наблюдая за процессом, свернул свою алюминевую табличку практически в трубочку.

Надо было что-то решать, причем быстро, ибо дорога дальше выходила уже только на автобан, а делать круг через парковки, чтобы вернуться - это минут 15 минимум, плюс оплата за стоянку, и время на стояние потом в этой же самой пробке, только уже сзади очереди.

"По шатлам!!" - взревел Манфред и подтолкнул Альберта вперед. Я, помня, что еду с ним, побежал туда же, обвешанный сумками и наощупь волоча чемодан. Задний шатл, оценив серьезность ситуации, даже не попытался припарковаться (тем более, что дамочка уже очередной раз сдавала задом), и остановился прямо там, где стоял. К нему попытался направиться сам Манфред, но был вежливо схвачен за рукав уже опомнившимся мужиком. "Так нельзя!" - заверещал он. "Ваш шатл - первый! А их - второй!".
"Да какая разница??" - взвыл забуксовавший Манфред, перебирая ботинками по асфальту. А мы с Альбертом были уже не в курсе происходящего, и укладывали вещи в передний шатл.
"Вам - никакой, у меня отчетность!" - возмущался мужик.
За вторым шатлом показался опель, по виду которого было видно, что его били о различные поверхности лет этак пятнадцать. За рулем сидел турок, слушал завывания Таркана и возмущенно сигналил.
"Сюда!.. блин.." закричал мужик нам. Мы замешкались, чем заработали дополнительную порцию ненависти от остальных участников пробки.
"Давайте, давайте!.." - обреченно махнул рукой Манфред, и поплелся к первому шатлу. Мы же наспех перекидав вещи из одного шатла в другой, еле успели плюхнутся на сидения, как шатлы тут же стартовали. Собственно, мы даже не успели пристегнуться, а что такое пристегивать ремень безопасности на ходу и в спешке знает каждый, кто это хотя бы раз пробовал сделать (добавлю лишь, что немецкие ремни обладют большей чувствительностью, и силой удерживания пассажира. Поэтому тянуть их нужно очень плавно!). В зеркале заднего вида быстро удалялся злосчастный мерседес, продолжавший выписывать зигзаги, и распугивая уже не водителей, а пешеходов на тротуаре.

"Все!" - удовлетворенно ухнул Альберт и откинулся на спинку сиденья. "Считай, что мы почти дома".
"Ну не скажите.." - послышался голос с водительского сидения. "По радио передавали, что пробок сейчас куча. Это же самый загруженный автобан в это время".
Мы с Альбертом вздрогнули и обреченно переглянулись.
Нет, не из-за пробок. Просто у водителя, которого мы сразу не увидели, оказался женский голос.

"А вы давно шатл водите?" - поинтересовался Альберт настолько вежливо, что я даже почти поверил, будто он просто хочет поддержать разговор.
"Да уже почти пару лет!" - охотно отозвалась полная блондинка с водительского сидения.
Альберт хрюкнул что-то неразборчивое, и отполз на самое заднее сиденье. Ему-то легко, он же еще не успел пристегнуться..

Тетка ездила лихо, причем настолько лихо, что меня то и дело прошибал холодный пот, а желудок стуком по горлу напоминал, что его сегодня ничем, кроме лука с тестом, не заправляли. Очень хотелось спать, но я знал, что терпеть еще максимум с час, а потом.. от предвкушения того, как я потом бухнусь в кровать я сладко зажмурился, но вскоре был разбужен ударившисмся мне в спину Альбертом. У Альберта, видите ли, открылось второе дыхание, и Альберт жаждал пообщаться. Я сунул ему в руки свой телефон, включил на нем автогонки, и пожелал счастливого пути.

Через две минуты (время сонно-субъективное), Альберт дружески потряс меня за плечо. "Что опять??" - "Возьми обратно. Аккумулятор сел.." - "$%&§!!!" - "Ну вот, значит когда ездил я в Мескику.." Я демонстративно откинулся назад и закрыл глаза. Альберт немного поерзал, и перелез на переднее сиденье.
"Значит, когда я был в Мескике.."
Я озверел, и открыл глаза. Однако Альберт будить меня не собирался, он просто подсел на уши нашей водительше. Хм. Я уже сомневался, что было хуже..

В сомнениях мы доехали до места, где с автобана нужно было съезжать, и тут до меня донеслось: "Альберт.. (я удивленно открыл один глаз) милый.. (я открыл оба и широко) а ты хоть знаешь, куда съезжать?"
Спросоня мне вдруг пришло в голову, что Альберт мог запросто увлечься и сам сесть за руль. Я взвыл, и резко выпрямился на сидении. Да нееее.. Все нормально.. Просто водительша не знала этой дороги..
Но Альберт если ее и знал, то соображал уже неадекватно. Ориентир был буквально следующий: "Там перекресток с ограничением, и не доезжая - налево.."
Вообщем, "мужик стоит, и дерево - ВО!.." искали еще минут двадцать. Я меланхолично крутил пуговицу на кармане Альберта, а он перегрунвшись через меня что-то доказывал переднему сиденью. Но Хоккенхайм - городок, слава Богу, маленький (несмотря на наличие трассы Формулы-1, его официальное название дословно означает "уездный город"), и его "тупик коммунизма" в четыре дома слева от перекрестка был успешно найден. "Это тебе не Вена" - хихикнул Альберт, и полез за вещами.


Уездный город Хоккенхайм и его значение для Германии

Когда шатл разворачивался, Альберт помахал нам рукой, и крикнул мне вслед: "До понедельника!". Знает же, что ему уже ничего за это не будет, гад.. Но настроение он мне испортить не сумел - я весь светился от предвкушения еды и сна. Ехать еще с полчасика, может даже и подремлю..
"Вот сейчас довезу тебя - и отдыхать!! Это мой последний рейс - все, рабочая неделя окончена!" водительша была в прекрасном расположении духа, и явно хотела им поделиться. Я ограничился дипломатичным угуканием.
"Я вот сейчас как приеду, сразу - под плед, на диван и сварю глювайн!"
Эту тему я поддержать, в прицнипе, мог. "А я вот в Вене охотничий чай пробовал.."
"О!! Знаю!! У нас такое тоже есть! А еще есть с инжиром, фруктовый, с амаретто, с кофе.."
и далее последовал, практически, аналог лекции о креветках из фильма "Форрест Гамп". Я лишь устало кивал, понимая, что подремать опять не удастся.
Когда перечиление закончилось, мы уже подъезжали к дому. Со словами "..и это я все буду пить всю зиму!" она остановилась возле моего дома. Открыть дверь шатла у меня уже не хватило сил, так что водительше пришлось открыть ее снаружи, хотя она явно хотела попасть как можно скорее домой, к дивану и глювайну.
Я собрал в охапку свои вещи и медленно побрел к дому, на ходу мысленно пытаясь понять, все ли я сделал так. Подозрительная легкость передвижения указывала на то, что я что-то явно забыл, но что я никак не мог понять. Однако времени на раздумье не было, я развернулся к машине и взревел раненым лосем "СТОООООЙТЕЕЕЕ!!".
Как оказалось, я отошел от машины не так уж и далеко, да и тетка с саркастической улыбкой все еще стояла возле открытой двери шатла, и брезгливо держала на вытянутой руке чехол с моим благоухающи апельсинами костюмом. "Замотался, да?" - в ее вопросе, однако, не было ни капельки сочувствия.
"Угу", буркнул я, и забрал костюм. Количество вещей уже превышало количеством рук - значит ничего не забыл. Но при движении в направлении дома я опять почувствовал некий дискомфорт. Что-то было еще, причем с мысленной пометкой "важно!" и "не забыть", но что - я забыл. Поэтому я просто вернулся.
Тетка уже залезала в шатл, и, увидев меня, как-то обмякла, и уже не улыбалась.
"Сумка!" - вспомнил я. "Die Tasche?" - "Die Tasche!" - "Die Tasche.." Беги, Лола, беги..
"Ну на, поищи.." - гостеприимно открыла мне дверцу водительша. "Хоть свет включите" - возмутился я.
Оказалось, на сумке сидел всю дорогу Альберт, поскольку она была на заднем сиденье, потому я ее и не заметил. Однако коробки с конфетами в ней не было.
"Ну как, нашел ты там?" - нетерпеливо буркнула тетка. "Пока нет" - "Ну, значит потерял. Здесь больше ничего нет. Или может твой коллега взял по ошибке." - "Взял только конфеты?" - я скептически посмотрел на водительшу, и увидел в ее взгляде прескание горячего глинтвейна в кружке и крупные клетки пледа на диване.
Она вздохнула. "Ну, посмотри тогда на полу.." "А вы мне не поможете?" В ответ - тишина..
Я вздохнул, поставил вещи, и, кряхтя, попытался просунуть голову под переднее сиденье. Под задним обнаружилась пресловутая коробка, но спереди до нее никак было не достать, о чем я и сообщил тетке.
Та, чертыхаясь, обошла свою машину сзади и открыл заднюю дверцу. Блин, а сразу нельзя было? Я весь кипел от возмущения, что на холоде несколько неразумно.
Схватив коробку, засунув ее в сумку, я сгреб чехол с костюм, и гордо направился к дому. Прощаться в третий раз уже не хотелось. Однако на этот раз тетка меня окликнула сама.
"Эй, иди сюда!". Извинится хочет, умилился я, и обернулся. Тетка стояла возле моего чемодана, и смотрела на меня уже тревожно. "Я ж не знала, что все так запущено" - было написано у нее на лице прямо поверх мыслей о глювайне. "Спасибо", буркнул я, и толкьо направился к ней, как она истошно завопила: "Не двигайся! Стой на месте, я сама поднесу!!". Подкатив ко мне чемодан, и заболтиво осмотрев мои застывшие зрачки, она уточнила: "Ты уверен, что ничего больше не забыл?" - "Не уверен" честно ответил я. Тетка вздохнула, открыла нараспашку все двери, и полезла в шатл с фонариком. Через какое-то время она вылезла - взлохмаченная, раскрасневшаяся и грязная. "Там больше ничего нет, если не считать запасного колеса. У тебя было с собой запасное колесо?" я отрицательно замотал головой. "Вот и славненько. Тогда я поеду, и если что еще вспомнишь - это уже будет не моя вина, узнавай в понедельник в фирме. Угу?" Я кивнул. Тетка обрадовалась и снова пришла в доброе расположение духа. Она закрыла все двери, залезла на свое место и с ревом рванула с места. "Счастливых выходных!" - донеслось до меня. Я помахал ей вслед.

* * *

Дома ждала жена с кругами под глазами, обложившаяся книжками по немецкому. Завтра утром у нее намечался центральный государственный экзамен (ZMP). Она к нему честно готовилась весь последний месяц, но ночь перед экзаменом, в любом случае, это святое.


Подготовка к Zentrale Mittelstufenprüfung (ZMP) проводилась в течение двух месяцев
в "Вечерней школе турецкой рабочей молодежи г. Мангейм


Посмотрев друг на друга мы все поняли без слов. Я свалил вещи в кучку под дверью, а Юлька принесла ужин.
Ну, а после сытной еды, особенно раз в день и особенно поздно вечером, наступает типичный синдром удава, т.е. челюсть уже не закрывается от зевоты.
"Спать?.." - лаконично предложила половина.
"Даа..." - начал расплываться я в очередном присутпе зевоты.. "АААААААААААААААААА!!!!" - я подскочил. Ибо вспомнил про коллегу Андреа.
Сейчас пока писал, ОЧЕНЬ долго тормозил, как же склоняется ее имя. Странно, в тот вечер таких проблем не возникало - я склонял ее долго и разнообразно
Я расбросал вещи, и нашел оба телефона - мой личный, и дежурный, а также снял с базы домашний, и сложил их кучкой возле себя.
"Давай я ей отдам" - честно предложила Юля.
"Не получится" - грустно ответил я. "Она будет звонить, чтобы спросить дорогу. Я ей буду ее объяснять по телефону, но даже не знаю по какому она будет звонить."
"Ну хоть в котором часу она звонить будет знаешь?"
"Хм. а шесть часов уже есть?"
"Уже полвосьмого!!"
"Значит первый сеанс связи упущен" - поник я.
"А теперь продублируй усно то, что ты на самом деле подумал и имел ввиду" - предложила жена.
"Я ИДИОТ! Я ЕЙ СКАЗАЛ, ЧТО МОЖНО ЗВОНИТЬ В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ ДО 10 ВЕЧЕРА!"
"Теперь все ясно. Ну что ж, тебе никто не виноват - тогда дежурь у телефонов" - пожала плечами супруга, и нырнула обратно в учебники.

А время шло как назло меедленно.. Вы когда-нибудь пробовали кого-нибдуь ждать, когда очень хочется спать?
Ведь не книжку не почитать, ни в игру поиграться, ни телевизор не посмотреть - все усыпляет до падения со стула.
А спать было нельзя, ибо я понимал, что спросоня не смогу быстро отреагировать на телефоный звонок и как будет плохо ночью, когда попытаюсь снова уснуть.
"А что будет, если Андреа сегодня не появится?" - спросила Юлька.
Я содрогнулся от одной мысли об этом.
"Но это же ей надо. У нее же завтра с 8 утра дежурство." - неуверенно начал я.
"Ага, то есть она может еще приехать утром, чтобы успеть к 8 утра?"
"Ну нет! На это я ей разрешения не давал, да и немецкая вежливость не позволит."
"Хм.." - скептически хрюкнула половина. - "Это ты где у ваших там ее увидел?"
"Ну, раз так, то я его просто не отдам. Это ее проблемы, что телефон не забирает, я его просто оставлю у себя"
"То есть, звонить с 8 утра будут тебе, да?"
"Ну.. если я его выключу - ей же попадет.."
"Так ты же сам сказал, что это ее проблемы"
"Ладно, если ее не будет сегодня, я его завтра просто отвезу в офис, и положу обратно в шкаф."
"А звонки?"
"Постараюсь успеть до 8 утра"
"Ну-ну.." - сомнительно хмыкнула Юлька, разглядывая мои глаза, которые были даже китайцы сочли неприемлимо узкими.

* * *

В соседних домах одно за одним гасли окна. Я выделывал чудеса телекинеза, заставляя глазами цифры на часах (ненавижу цифровые часы!) бежать быстрее.


Глядя на цифровые часы я видел примерно вот это

Через какое-то время, убаюкивающее шуршание страниц на диване стихло.
"Завтра вставать в семь утра.. я больше не могу.. я спать.." - пробормотала Юля сонным голосом, и побрела в спальню.
"Думаешь я могу?" - пропыхтел я, раскрывая руками слипиющиеся веки. "Она же сама не найдет.. Я сказал - можно до 23:00.. Мне ведь чуть-чуть осталось.."
В одинаддцать я сдался, и пополз в ванную. Там я, по-видимому, все-таки уснул, сидя на унитазе и уткнувшись головой в стенку, когда меня разбудил такой знакомый зуммер дверного звонка. Но силы уже были не те, запасы аварийного адреналина уже были исчерпаны на полгода вперед, и я не мог так быстро отреагировать.
"Она сейчас не дозвонится, и поедет домой. Телефона я ее не знаю, а ей завтра дежурить с 8 утра. Будет скандал." - пытался убедить себя я.
"Ничего. В конце концов это ей нужно, а не мне. И вообще, не мешай спать - тут красивые сны показывают.." - отбрыкивался другой я.
Отреагировала жена. Накинув халат, изобразив на сонном лице макисмальное дружелюбие (поняла же, кого принесло!), она открыла дверь. Послышались голоса:
"Ой, простите, ой, извините.. Я не могла раньше.. Ничего же, что уже полдвенадцатого?.. Мне сказали, можно до одиннадцати, но я подумала, он же сразу после самолета все равно не уснет.."
"Ничего, что я телефон отдам через порог?" - мягко намекнула Юля.
"Поняла, поняла, спасибо еще раз! Уже убегаю.." - засуетилась Андреа.
Хлопнула входная дверь, затем дверь подъезда. И наступила тишина. Люди добрые, тишина!! И проблем больше никаких не осталось!!!
Когда я вышел из ванной, Юля внимательно на меня посмотрела, но ничего не сказала. Она просто махнула на меня рукой и потопала в спальню, а я поплелся за ней, пока не уперся коленями в кровать, и не рухнул в мягкую, домашнюю постель.

Прошло пять секунд.

Штирлиц спал, и фигушки он проснется раньше, чем часов через десять. Потому что Штрилиц знал, что завтра суббота, и что больше никаких дел на эту неделю у него не осталось.


Штрилиц улыбается. Но через секунду он отключится и рухнет носом вниз на диван.
К этому его подготовила неделя хронических недосыпаний


А еще я был совершенно уверен, что эта, самая идиотская командировка в моей жизни, закончилась теперь уже окончательно. И на помятом лице спящего меня, с отпечатками подушки на щеке, застыла улыбка младенца.

Я был счастлив.

* * *

Вопросы для самоконтроля:
1. Сфомулируйте вкратце мнение автора о Вене вообще и о фирме клиента в частности. Попытайтесь обойтись минимальным количеством слов.
2. Где бы вы порекомендовали пообедать в Вене? Опишите подробно преимущества каждого места.
3. Расскажите, а лучше нарисуйте ваши общие впечатления.

* * *

Эпилог

Вторник, 7 декабря

Началась неделя спокойно, да и не бывает обычно проблем в полседние недели перед Рождеством. Просто ни у клиентов ни у нас уже нет желания затеваться с чем-то настолько серьезным, что может испортить праздничное настроение.

Однако сегодня я получил приглашение от эксалейшн-менеджера с позапрошлой командировки. Сказал что у нас есть еще два "глухаря", и предложил повозиться с ними через недельку - то есть на само Рождество.
Сказать, что "моя плакалЪ", значит ничего не сказать.
Моя плакалЪ, рычалЪ и кусалЪся! Короче поведение стало сугубо асоциальное.

Но убить его я не успел - он вовремя признался, что это была просто глупая шутка...

Четверг, 10 декабря

Пришел Альберт. Спросил, не помню ли я данные таблицы со второй половины трейса в 17 мегебайт, что мы делали в Вене? На что я вполне резонно спросил не издевается ли он. Он искренне избил себя ушами по щекам по поводу забытых даннымх и легонько намекнул на возможность повторного трейсинга.
После чего я на него ТАК посмотрел, что он извинился и ушел.
Ну да, может слишком грубо или плотоядно. Но он все равно первый начал - типа "да как ты мог такое забыть!?".. Сижу, вспоминаю, пишу в ЖЖ..

* * *

Постскриптум - 10 января.
Пришел Альберт. Пожал руку, и сказал, что все уже оплачено - мы едем на 10 дней на модификацию приложения. Отказаться нельзя - нас уже купили и оплатили. Неужели мы им так понравились??
Интересно, второй раз будет такой же "смешной"?..

Tags:
Current Location: Wien, Austria

1 комментарий или Написать комментарий
Comments
ulka_s From: ulka_s Date: January 28th, 2005 09:08 am (UTC) (Ссылка)

После следущей командировки в Вену можешь издавать книгу. "Сказки...", нет, лучше "Ужасы венского леса"...
1 комментарий или Написать комментарий