?

Log in

No account? Create an account
Записи Лента друзей Календарь Инфо Записки на крышке ноутбука Назад Назад Вперед Вперед
Дом приходящего солнца
Олежкины записи
olejka
olejka
Командировка в Вену - день последний - день
"Нет, все-таки вы молодцы!" - похвалил нас седой начальник местного отделения, когда мы наконец покинули этот офис и спустились на "жральный этаж". "Ну и теперь вы хотя бы имеете представление, с чем мы тут имеем дело все это время, и из-за чего все проблемы и начались. Ну что, а теперь пообедаем?"

Альберт многозначительно посмотрел на часы. Было почти 12, но Манфред сказал, что мы все-таки заслужили обед, и за полчаса вполне управимся - не впервой.

"Куда пойдем?" - спросил второй менеджер от местного отделения. "К китайцам?"
Я позеленел, и закрыл рот рукой.
"Ну.. тогда к итальянцам?" - неуверенно предложил он.
Альберт и Манфред картинно закатили глаза. Менеджер стал еще неувереннее.
"А итальянцы-то.. чем вам не угодили?.. Или вы пиццу не любите?"
"Пиццу-то мы любим" - миролюбиво сказал Манфред. - "Мы макароны не любим. И еще тамошних официанток"
"Какие макароны?" - менеджер был явно сбит с толку. "Это же пиццерия".

Мы поняли, что мы чего-то не допоняли, и, дабы не тратить драгоценное время на дискуссию, быстро согласились. Они нас перевели через мостик над кинотатром, и за проходом оказался еще один зал, где было меньше народу, и который выглядело более уютно. Там был еще один вход в Бургер Кинг (свят-свят..) и пиццерия. С невыразимым облегчением мы сели за один из свободных столиков, и удовлетворенно по-бобриному "выдохнули"..

И только потом я начал соображать, что денег в кармане ни копеечки. "А..." - осторожно начал я. - "в этой забегаловке карточки принимают?" На меня посмотрели так, как будто существовал некий тайный сговор, или сценарий, кому что говорить, а я его взял его и нарушил. Причину этого я понял сразу по растерянному ответу седого менеджера:
"Так это.. я вас типа угощаю!".
Оказалось, что по некоей традиции это должно было произойти сразу после оплаты счета, сопровождаемой краткой благодарственной речью, после чего все, умилившись, должны были разойтись.
"Вот видишь, как!" - промямлил Манфред, не переставая вымучено улыбаться. Ну что ж тут поделаешь, ну нарушил я этот чертов этикет. Но так, блин, я есть хочу!!! Зато теперь могу расслабиться, и вообще молчать до конца дня.
"Ладно, " - Альберт решил сменить тему. "Что брать-то будем?"
"Пиццу!" решительно сказал седой, и я заработал дополнительную порцию испепеляющих взглядов своих коллег.
Хм. Ну что ж, пиццу так пиццу..
Боясь сделать опять что-нибудь не так, я не стал выпендриваться и рассматривать меню, а просто, не раздумывая, заказал фирменную пицу. То есть ту, которая стояла самой первой, и имела название, совпадающее с названием заведения.

Разговор понемногу разгорался, в ход пошел уже не только сок, но и пресловутое пиво, галстуки последовали вслед за пиджаками сначала на спинку стульев, а затем и просто на подоконник, обставленный нашими чемоданами вплоть до третьего столика от нас.

А пиццы все не было. Время было уже четверть первого, через минут пятнадцать предполагалось уже брать низкий старт. Но пиццу носили вокруг нас, и все время мимо - кому-то другому, на другие столики. От голода и злости, Альберт начал громко их критиковать.
"Во, глянь что понесли! Какая безвкусица - навалили салата, лишь бы побольше. А мясо где??.."
"А это вообще десткая пицца - кусок теста с печеными ананасами. Но размерчик у нее не детский, видать переросток какой-то заказывал.."
"А это еще что за вонь?? Боже мой, можно подумать, что эта пицца сделала целиком из лука! А видок-то у нее какой. Какой маньяк, интересно, ее заказал?"

Надо сказать, что если какая-то черта и является национальной немецкой, так это повышенная чувствительность к запахам изо рта. Причем даже неважно, если слабым. А уж про лук и говорить не приходится - подышать таким на собеседника равносильно публичному выпусканию ветров где-нибудь в Англии (что, кстати, считалось буквально еще не так давно соверешнно нормальным в самой Германии).

Короче, Альберт веселился вовсю, пока официантка, по закону жанра, не подошла к нашему столику.
"Кто заказывал дежурную пиццу?"
Над столом повисла гробовая тишина, а смех Альберта переродился в невралгическое подергивание уголками рта.
У меня еще оставалась надежда, что держурным окажется какая-ниьбудь другая пицца с громадного подноса, ибо шанс вляпаться был всего один из пяти (судя по количеству тарелок на подносе). Но видимо недаром я эту командировку буду помнить до конца жизни - мне дали именно ту, "благоухающую" луком и перцем, подгоревшую (это, правда, выяснилось уже потом) и странной формы, напоминающей гигансткий чебурек.
"Знаешь, Олег, " - медленно проговорил Альберт. "Я не то, что рядом с тобой сидеть, я в одном самолете с тобой лететь бы не захотел..".
Я готов был провалиться сквозь землю от стыда. "Но придется.." - притворно вздохнул Альберт, и заказал еще пива.

Не понимая глаза от тарелки, стыдливо уткнув лицо в пиццу, и мечтая, чтобы все закончилось как можно скорее, я начал поглощать это.
На вкус это изделие оказалось на редкость противным, но мне было все равно. Я готов был пожертвовать своим желудком, лишь бы заходящие
в ресторан люди, не отворачивались больше брезгливо от нашего стола. Так что буквально за 10 минут с пиццей было покончено, и я тушил пожар в желудке дополнительными порциями пива. Еще через пять минут оказалось, что свою пиццу прикончили почти все. То есть все, кроме самого седого. Который больше разговаривал, чем кушал. А остальные лишь изредка вежливо кивали, нервно барабанили пальцами по столу, и совсем невежливо поглядывали на часы. Наконец, седой отложил вилку с ножом, аккуратно вытер рот салфеткой, и потребовал счет.

Словно спустили невидимый курок - все подскочили, засуетились, начали рассовывать вещи и сумки, и протискиваться к выходу. И лишь я с тоской поглядывал на количество своих вещей и свой, уже практически способный самостоятельно стоять, костюм. "Вообщем так, - набрав воздух, решительно начал я. Но когда все разом на меня посмотрели, я вдруг сник и промялив "Вообщм, я сейчас.." потащил чемодан и сумку для костюма к туалету.

Зрелище, должно быть, было сюрреалистическое - в пиццерии в туалет идет человек в костюме, держа на вытянутой руке чехол для костюма "Boss", а другой волоча за собой чемодан на колчесиках. Проблема в том, что мне хотелось не в туалет, а просто переодется в обычные джинсы и спортивную обувь. Но костюм не мешало после этого правильно запаковать, джинсы у меня были в сумке, а обувь - в чемодане, так что по-другому за один заход бы просто не получилось, а бегать туда-сюда у меня точно бы духу не хватило.


Новинка от Hugo Boss - костюм, способный стоять сам

В туалете было тесно и грязно. Причем второе было явно следствием первого. Но я все же как-то умудрился там разместиться, и смог в рекордные сроки не только переодется (кто служил в армии, в отличие от меня, и не такое может), но и запаковать вещи обратно, и гордо вылезти наружу. Дальше мы шли молча, в напряженной тишине. Все пятеро - четверо в костюмах, и я - в джинсах. Я тешил себя мыслью, что моим коллегам было просто завидно, что они сами не догадались переодется. На том мы распрощались с местными и отправились в аэропорт.

Однако шутки шутками, а такой диссонанс во внешнем виде возымел еще одно неприятное последствие, уже в аэропорту. Дело в том, что после начатой три года назад кампании по выявлению террористов, в аэропортах помимо станлартного просвечивания и таможенного контроля, перед входом в сам терминал теперь есть дополнительная "линия безопасности". Грубо говоря, досмотр личный вещей и обыск. Обычно просто снимаешь с себя куртку, кладешь вещи на конвейер, проходишь - и все. Причем в моих "официальных" ботинках, в которых я прилетел, были железные пряжки, которые неистово звенели в "подкове" во Франкфурте, и мне пришлось разуваться, и объяснять терпеливым таможенникам, что это звенят именно они. На этот раз я был в спортивной обуви, и искренне надеялся, что звенеть нечему. Видимо, кроме зубных коронок из металлокерамики, потому что звон все равно поднялся. Тщетно я пятался объяснить что снимать мне уже нечего. Обыскивали достаточно
неприятно, и долго. Потом дошла очередь личных вещей.
"Ваш ноутбук?" - спросил таможенник.
"Ну, мой." - "Вытащите и положите на конвейер." Я вопросительно посмотрел на Альберта, который шел впереди (и, в отличие от меня, в костюме) но тот лишь пожал плечами - его уже пропустили, а сзади шел Манфред.
"Будете сканировать диск на предмет вирусов?" - мрачно пошутил я. Но вытащил, и они его просветили еще раз, отдельно от сумки. Потом меня отозвали в сторону. "Эй, але, гараж, мы с коллегаим можем на самолет опоздать!" - возмутился я.
"Подождут" - твердо сказал таможенник, а мои коллеги (все с такими же сумками, ноутбуками, но, блин, в костюмах же!) решили подурачиться, и дружно сделали вид, что они не со мною.
"Приколисты.." процедил я, и насильно вручил свой чемодан и чехол с костюмом Альберту, после чего пошел вместе с таможенником в подсобку охраны аэропорта.
"Включите!" скомандовал пожилой охранник, а приведший меня таможенник с неприятным "теперь он твой!" поспешил удалиться.
"Сомневаетесь в том, что ноутбук принадлежит мне, что я умею с ним обращаться, или вас интересует, не криво ли стоит windows?" ядовито поинтересовался я, но таки включил. Тогда пожилой охранник крязтя достал еще какой-то сканер, и начал им водить по ноутбуку. Мне уже не было скучно.
"Эй, ты чего делаешь, а?" взвился я. "Секретные данные воруешь с корпоративного компьютера? Занимаешься промышленным шпионажем? На кого ты работаешь?! И вообще учти, винчестер испортится - засудим всей фирмой!"
"Не испортится" - неуверенно пробормотал охранник, но осмотр поспешно закончил.

Я почему-то сразу вспомнил, как долго извинялись немцы, когда просили меня снять ботинки. А потом при выходе ко мне подскочила девушка с бумагой и ручкой и опрашивала на предмет, были ли таможенники со мной грубы. Причем вопросы были: "А не смотрели ли они на вас хмуро? Они поздоровалиьс с вами, прежде чем начать осмотр? А потом попрощались?". Да.. все ценишь только в сравнении..

Когда я вышел из подсобки, Альберт сидел на чемодане, в окружении сумок и что-то тихонечко напевал себе под нос. Картинка была самая идиллическая, вот только отдавала чем-то неуловимо азиатским. Может из-за позы Альберта (ноги скрещены по-турецки), может оттого, что у него явно не было слуха, а может оттого, что пел он про аэропорт. А еще может оттого, что сзади него стоял великолепный Манфред в блестящем костюме и старательно делал вид, что он не с ним. Увидев меня он сделал вид, что обрадовался.

"Кстати, а где мы сидим? Мы же check-in по отдельности проходили..". Но видимо автомат выделял места только из блока, зарезервированного для электронных билетов, так что несмотря ни на что, места были подряд. "Вот так вот, Альберт, - ехидно заметил я, - не только самолет тот же, но еще и место рядом!" "Да я пошутил!" - смущенно пробормотал тот, но я демонстративно ему не поверил. Однако сам я, сколько бы не храбрился, был чертовски смущен.

Мучаясь комплексами по поводу съеденной луковой пицы, я облазил весь терминал в происках жвачки. Но нашлась она только в Duty Free магазине, где жвачка была только одного типа - экстра-мятная, и по одной не продавалась. Выбора не было, взял блок, но не пропадать же добру! Значит будем есть пакетиками.. Хотя.. хм.. как моментально выяснилось, с таким вкусом я бы и одну пластинку есть не стал.. Но надо, надо! В конце концов, чем сильнее - тем лучше, а значит запах лука точно забьет. Но по возвращении, по лицу Альберта я понял, что еще не факт, что хуже - лук или интенсивный запах химического имитатора мяты. Вздохнув, я пошел по тому же маршруту в поисках чего-нить запить,
но чтобы это было вообще без вкуса, без цвета, без запаха, и не было водкой.


Венский аэропорт

До посадки было еще полчаса, а делать было нечего. Манфред откинулся на кресле и решил подремать. Но у Альберта было на этот счет свое мнение - его безнадежно пробило на пение. После хриплых завываний на английском, он, видя мое вытянувшееся лицо, лукаво спросил: "Ну что, узнал? НЕТ?? Да как ты можешь!! Это же Фрэнк Синатра!"
Мне действительно стало стыдно, хотя саму песню я категорически не мог узнать. Но тут встрял Манфред, с воспаленными глазами. "Никакой это нафиг не Синатра! Это Альберт, но я его знаю."
"Очень смешно" обиделся Альберт. "Но песню-то ты узнал?"
"В твоем исполнении ни у одной песни нет никаких шансов быть узнаной"
Альберт надулся, и мне стало его по-человечески жалко.
"Давай лучше споем что-нибудь такое, что знают все. Например, Вестернхагена". предложил я.
"Да, да!!" оживился Альюерт. "Я его всего знаю! У него такие веселые вещи есть!!"
"Хм.. вообще-то я имел ввиду Lola Blue"
"Не знаю такую" огорчился Альберт. Но эта песня была у меня в телефоне, и Альберт слушал ее, жмуря глаза, как довольный кот. Дослушав до конца, он оживился: "Все равно не знаю. А еще есть?"
Я переставил ему все какие были мп3 файлы с телефона, потом с дополнительной карточки, потом начал сам напевать, а он пытался отвечать тем же..
Вот так незаметно и пролетело время ожидания. Правда, только не для Манфреда, у которого уже даже на элементарную злость не осталось сил.

(окончание следует)

Tags:
Current Location: Wien, Austria

Написать комментарий