Олежка (olejka) wrote,
Олежка
olejka

Эхо войны

Сегодня вечером был на приеме у врача "вне очереди", т.е. без записи и существенно позже времени закрытия праксиса. В очереди нас таких осталось немного - молодая пара постоянно общающихся русских немцев, благообразная седая старшука, азиатка с огромным пластиковым пакетом, полном рентгеновских снимков, и я, тщательно пытющийся сконцентрироваться на игре в телефоне, дабы не слушать чужие сплетни на русском языке.

Азиатку вызвали и она ушла, сжимая в руках свой пакет. Стало совсем скучно. Старушка вздохнула, повернулась ко мне и пожаловалась:

- Уже больше двух часов тут сижу, а всех вперед пропускаю.

Мне в самого начала сказали в приемной, что "приходите после шести, но запаситесь терпением", так что я попытался как-то ее приободрить:

- По "Галилео" показывали, что время ожидания у врача без записи законом никак, к сожалению, не лимитировано. Правда, мне утром сказали, чтобы я даже не пытался ждать в приемной и ждал дома до вечера.

- Нам тоже! - откликнулся русско-немецкий парень.

- Да, но два часа! - жалобно повторила старушка.

Это был один из таких глупых моментов (некоторые бы сказали "сел на измену"), когда мне остро захотелось дать понять немцем, что не турок, за которого меня часто принимают. Это желание даже пересилило мое обычное нежелание обнаруживать при соотечественниках, что я их понимаю. Поэтому я спросил у них:

- Так вы тоже только пришли?

Не знаю уж о чем они там говорили, но девушка покраснела. Парень же подвердил:

- Сказали прийти посли пяти, а уже начало седьмого. Так что больше часа.

- Вот видите, - перевожу я старушке. - Они ждут больше часа, вы - два, я только недавно пришел. Так что порядок живой очереди, думаю, сохранится.

- А вы - русский? - спросила меня вдруг старушка.

- Да, я русский, - соблегчением признался я.

- Из Казахстана? - уточнила она.

- Нет, из настоящей России. Я именно русский, а не поздний переселенец, - ответил я на незаданный вопрос русских немецев.

- Россия.. А вы знаете, у меня муж во время войны на восточном фронте был.

Не понял. Это сколько же ей лет?

- Ему было только шестнадцать лет, а они его забрали в армию.

- Так он, наверное, был в Фольксштурме? - с облегчением спрашиваю я.

- Что-то вроде, - неохотно сказала старушка. - Но он был настоящим солдатом!

- Случайно не Ягдфербанд? - спросил русский немец. - У меня дед там был.

- Да, он самый! - старушка явно оживилась. - Он потом попал в плен в Чехословакии, после чего был до 47-го года в плену, в лагере под Саратовом.

Я не нашелся, что сказать. Ягдфербанд - это было еще один род войск ополченцев в структуре СС, партизанский, в отличие от знаменитого Вервольфа. И одно дело, когда это чей-то дед (все же, через поколение уже воспринимается, как нечто далекое). А тут она говорит о своем муже. И он был настоящий эсэсовец, пусть и малолетний.

Я не знаю, что эта старушка еще хотела мне рассказать. И, наверное, никогда не узнаю. Потому что меня вызвали к врачу, и у сидящей в приемной уже третий час старушки испарились последние остатки благожелательности ко мне. А когда я вышел от врача, полный аккуратно сформулированных вопросов про войну, ее в приемной уже не было.

Наверное, я так никогда и не узнаю о войне из первых рук с "той" стороны. А жаль.


PS. Хотя, есть еще церковный хор с ленинградским "блокадером".
Tags: лытдыбр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments