?

Log in

No account? Create an account
Записи Лента друзей Календарь Инфо Записки на крышке ноутбука Назад Назад Вперед Вперед
Дом приходящего солнца
Олежкины записи
olejka
olejka
Замки Луары: Шенонсо

Замок Шенонсо (Château de Chenonceaux)





* * *
Историческая справка
Взято из брошюры "Замки Луары" серии "Золотая Книга", честно купленной на замковой площади в Амбуазе


Поместье, где возвышается сегодня замок Шенонсо, принадлежало с 1243 года семье де Марк, выходцам из Оверни. Их собственностью была и находившаяся здесь крепость, окруженная водяными рвами и связанная с берегом реки Шер подъемным мостом. Рядом с крепостью стояла мельница.
Во времена правления Карла VI Жан де Марк разместил в своей крепости английский гарнизон, что побудило короля приказать срыть все оборонительные укрепления и закрепить земли за их законными владельцами. Денежные затруднения заставили семью продать свой удел Томасу Бойе, интенданту по финансовым делам в Нормандии. В 1512 году он купил также и крепость. Влюбленный в ренессансный стиль, Бойе решил разрушить старый замок, за исключением донжона, чтобы возвести новое сооружение.
На руинах мельницы была воздвигнута прямоугольная конструкция с выступающими угловыми башнями, окружившими с четырех сторон вестибюль со стрельчатыми сводами. Огромные затраты на строительные работы объясняют девиз, который семья Бойе приказала выгравировать вместе с их инициалами Т.В.К.: "Кто сюда когда-нибудь придет, пусть вспомнит обо мне."
Строительные работы, которые вела в отсутствие мужа Екатерина Боне, жена Томаса, были завершены в 1521 году, после чего кардинал Боне, епископ Буржа, освятил капеллу замка. В 1524 году Томас Бойе умер в Италии, куда он отправился в свите короля; его жена скончалась двумя годами позже. После перехода владения в руки их сына Антуана замок был конфискован Франциском I под предлогом компенсации за ряд нарушений в финансовых делах, за которые Томас нес ответственность. По некоторым источникам, экспроприация 1533 года была продиктована желанием короля обладать прекрасным поместьем, славившимся своими охотничьими угодьями.
История замка неразрывно связана с именем Дианы де Пуатье. Про нее саму и при жизни рассказывали самые невероятные истории: будто бы она была одновременно любовницей короля и его сына; будто бы Франциск I просил ее "обучить науке любви" его сына, еще неопытного юношу, которого она сделала своим любовником. Как бы то ни было Диана всегда имела большое влияние на дофина Генриха, который, став в 1574 году королем, несмотря на свой брак с Екатериной Медичи, не переставал осыпать Диану всевозможными подарками, хотя он был младше ее на 19 лет. Новый король учредил даже ее эмблему в виде полумесяца - знак Дианы-охотницы, и одевался в цвета своей фаворитки - белое и черное. Вскоре замок Шенонсо стал собственностью Дианы вопреки всем законам, запрещавшим отчуждение владений, принадлежавших Короне. Одновременно с Сокровищами Короны Генрих II сделал еще один подарок своей фаворитке, простив ей часть налога, который он лично ей вернул. Благодаря этим средствам Диана де Пуатье смогла с 1551 года предпринять работы по благоустройству своего владения, включая перепланировку парка и фруктового сада, в котором росли овощи и фрукты, считавшиеся в ту пору экзотическими, например артишоки и дыни. Она заставила промерить глубину Шера с целью предполагаемого строительства каменного моста, которое было осуществлено по проекту Филибера Делорма.
Невзирая на возраст Диана сумела сохранить свою красоту, как об этом свидетельствует ее знаменитый портрет, где она изображена обнаженной вместе с оленем. Чтобы сохранить свою молодость, она с утра окуналась в ледяную воду, скакала на лошади и прогуливалась пешком, чтобы затем уснуть до полудня.
В 1559 году, как предсказал, ставший после этого знаменитым, Нострадамус, Генрих II скончался от смертельной раны, нанесенной ему на рыцарском турнире копьем Монтгомери. Королева, став регентшей, поспешила вернуть Сокровища Короны и, в первую очередь, замок Шенонсо. После некоторых колебаний Диана поняла, что лучше уступить, и удалилась в свой замок Анэ, где она вскоре и умерла в возрасте 66 лет.
В 1580 году архитектор Андруэ Дюсерсо построил на мосту через реку Шер новое крыло. Эта двухэтажная конструкция представляла собой два длинных фасада, прорезанных ритмично чередующимися окнами, ризалитами, люкарнами.
После того, как в августе 1589 года король Генрих III был убит Жаком Клеманом, его жена Луиза де Водемон, ставшая королевой, осталась в Шенонсо до самой своей смерти. Все празднества в замке прекратились, мебель была затянута черными драпировками в знак траура, и королева призвала в замок урсулинок для совместных молитв. По королевскому обычаю, существовавшему еще со времен античности, она носила траур белого цвета, который не снимала до 1601 года, года своей смерти, откуда и возникло ее имя - "Белая дама". Замок по наследству перешел к Франсуазе де Меркёр, жене Цезаря Вандомского. И начиная с этого момента короли Франции покинули Шенонсо.
Последним там жил Людовик XIV в 1650 году в возрасте 12 лет. Состояние заброшенности, в котором герцоги Вандомские и Бурбоны-Конде оставили замок, было прервано с переоборудованием одного из его крыльев в монастырь капуцинов. От этой эпохи остался подъемный мост, служивший для изоляции монахов от внешнего мира.
В 1733 году герцог Бурбонский продал замок богатому землевладельцу-банкиру Клоду Дюпэну. Его жена, поклонница искусств, науки, литературы и театра, открыла в Шенонсо модный салон, на котором мелькали имена многих знаменитостей той эпохи: Фонтенель, Бюффон, Монтескье, Мабли, Мариво, Вольтер, Кондиллак, мадам де Теней, мадам дю Деффан... Жан Жак Руссо стал секретарем мадам Дюпэн и наставником ее дочери. Мадам Дюпэн провела свои последние годы в замке в окружении своих деревенских слуг, которые ее очень любили. Благодаря этому Шенонсо во время Революции не получил никаких повреждений. Аббат Леконт, деревенский кюре, выступил против наиболее разгоряченных революционеров, сказав им: "Между Монришаром и Блере только один мост, и вы хотите его разрушить! Вы враги общественного блага!"
Мадам Дюпэн провела в замке остаток своей жизни. Она умерла в 1799 году в возрасте 93 лет и была похоронена в парке. Опустевший замок был продан в 1864 году мадам Пелуз, которая предприняла большие реставрационные работы, намереваясь вернуть замку его первоначальный облик (до преобразований Екатерины Медичи).Таким образом фасад лишился своих окон и кариатид, но крыло на мосту через Шер не было тронуто.


После разорения семьи Пелуз замок был конфискован в 1888 году Земельным Кредитом, который продал его Анри Менье, одному из богатых промышленников того времени, и по сей день является собственностью этой семьи. В настоящий момент замок, полностью восстановленный, открыт для посещений публики.

* * *



Вот так он и стоит посредине реки, под пронзительно голубым небом..




Классический вид замка Шенонсо - хорошо видны и галерея над рекой Шер, и симметричные сады, и башня-донжон на месте старой крепости де Марков. Собственно, фотография эта на самом деле открытка.


Красиво, правда? Вот только увидеть его вот так - целиком, еще и под таким углом - просто невозможно без вертолета. Так что фотография скорее для того, чтобы примерно представить что где находится.

Есть еще более сказочный вид - с использованием поляризационных фильтров вода удаляется, и достигается фантастический в своей нереальности вид:


Фотография профессиональная, жаль правда, автора не запомнил, когда дергал фотки на гугле.



Все, что осталось от первой крепости семьи де Марк - башня-донжон, и колодец возле нее. Сейчас в этой башне находится магазин сувениров. А вот колодец в кадре не видно :(




В замок мы попадаем, пройдя от парковки до парадного входа по широкой и длинной аллее, обрамленной двумя заполненными водой рвами, в тени старых платанов (чрезвычайно модные деревья в 16 веке в долине Луары). Там при входе нас ждет небольшого зал, где на полу кое-где сохранилась плитка еще вламандского периода, и до сих пор горит камин. Но сначала мы попадаем в центральный холл:




Из холла есть три пути - в покои Медичи, на галерею на мосту, и маленький узкий проход вниз, на кухню.
Кухня расположена в основаниях двух башен, между которыми перекинут деревянный мостик с каменными ступенями. Окна, кстати, расположены низко над уровнем воды. так что опасность затапливания при разливе реки была серьезная. Через окошки видны резные узоры моста между разделочной с кладовой (огромные столы для разделки мяса с желобками, комплекты массивных ножей 16 века, насос для подачи воды для всего замка, и выход в галерею, чтобы ходить на другую сторону реки, где в погребах хранился лед) и собственно кухней, с интересной системой вертелов для полуавтоматической жарки большого количества мяса сразу.


В кухне до сих пор все сохранилось со времен Дианы - замок никто никогда не рушил, если не считать горе-реставраторов прошлого века, а это большая редкость. И раз уж я упомянул имя Дианы де Пуатье (Diane de Poitier, 03.09.1499 - 25.04.1556), придется немного прояснить этот интересный адюльтер, который король Франции Генрих II начал еще дофином, когда королем был его отец, Франциск I (тот самый, что позвал к себе в Амбуаз Леонардо да Винчи).


Знаменитый портрет Дианы де Пуатье работы Приматиччо


Увы, мой Боже, как я сожалею
О времени, потерянном
в юности:
Сколько раз я мечтал,
Чтобы Диана стала моей
единственной любовницей,
Но опасался, что она,
будучи богиней,
Не снизойдет так низко,
Чтобы заметить меня,
который без этого
Не ведал ни наслаждений,
ни радостей…
Генрих II, посвящение Диане де Пуатье


Надо сказать, что разрешено принцу, не всегда допустимо королю, причем не только "де факто", но и "де юре", однако Генрих откровенно плевал на все и на всех, хотя знаменитое "государство - это я!" было сформулировано гораздо позже. (Кстати, некоторые не в курсе, но полностью фраза выглядила так: "Вы думаете, господа, что государство - это вы? Государство - это я", и согласно легенде была произнесена 17-летним королем-юношей Людовиком XIV перед проявившим непокорность парламентом. Однако никто так и не доказал, что данный факт вообще имел место в истории).
Так что потерявший голову еще юношей, Генрих, ставший монархом, смог приблизить к себе Диану настолько, насколько смог, учитывая наличие у него жены - Екатерины Медичи. Не стоит и говорить, что она была полностью в курсе всего, что происходило между ее мужем и Дианой - об этом и так знала чуть ли не вся Франция. Вот только звание "королевской фаворитки" давало ей настолько железную защиту, что даже Екатерина, прославившаяся в истории легкостью, с которой он отравляла своих недругов и за меньшие провинности, не посмела ей причинить вреда. Во вяском случае, вреда здоровью и знаменитой неувядающей красоте. А что касается всего остального - то иммунитет против козней Диана потеряла сразу после гибели Генриха.

"Молодой лев превзойдет старого
На поле боя в одиночном поединке,
Поразив ему глаза в золотой клетке,
Что приведет его к мучительной смерти».
(1 центурия, 35 катрен)



Так писал Мишель де Нотр Дам, более известный как Нострадамус, в 1556 году приглашенный в Париж ко двору Генриха II. Екатерина Медичи справлялась у него о судьбах своей династии, и Нострадамусу, предсказавшему в своих центуриях трагическую смерть короля и конец династии Валуа, пришлось предостеречь короля от поединка, указав на опасность, угрожавшую его глазам. Однако король пренебрег предостережением Нострадамуса. Пророчество сбылось: Генрих II, названный Нострадамусом в 35-м катрене 1-й центурии «старым львом», 1 июля 1559 г. по случаю двойного бракосочетания старшей дочери Елизаветы с королем Испании Филиппом II (посредством союза Генрих II рассчитывал упрочить мир, заключенный в Като-Камбрези 3 апреля 1559 г. Англией, Францией и Испанией) и сестры Маргариты с герцогом Филибером Савойским, приказал командующему лейб-гвардии графу Габриэлю де Монтгомери вступить с ним в одиночный поединок. К несчастью, обломок копья графа поразил правый глаз короля, сражавшегося в позолоченных доспехах. Старый король умер от этой раны 10 июля 1559 г.

Вряд ли Екатерина была рада предоставившемуся случаю отомстить сопернице. Все-таки не настолько она была ослеплена жаждой мести, а Генриха - любила, настолько, насколько может любить королева своего короля. Однако и шансом она воспользовалась практически моментально. Согласно закону, собственность Короны не может быть отчуждена в пользу частного лица, и в июле 1559 года Екатерина приезжает в Шенонсон уже как хозяйка замка. Что удивительно - Диана не только осталась в живых, но и не лишилась состояния, положенного ей Генрихом из налогов на реконструкцию замка. Более того, Екатерина в качестве "компенсации за моральный ущерб" предоставила ей другой замок, Шомон.
Но не стоит думать, что Екатерина совсем уж простила соперницу. Все портреты Дианы, особенно парадный портрет Динаты над камином в ее бывшей спальне, были заменены на портреты самой Екатерины. Эдакая маленькая женская месть.



На них мы видим ее такой, какой она вошла в историю - жесткая, властная, немолодая вдова, вся в черном. (Интересно, что королевский траур означал тогда ношение белых одежд, а вовсе не черных. А сочетание черного и белого цветов были гербовыми цветами Дианы де Пуатье, пожалованными ей Генрихом). Однако несмотря на суровый вид, Медичи проводила свои дни в замке в постоянных увеселениях, которые, хотя и не всегда были ей по карману, все еще поддерживали имидж замка как центра светской жизни. Все-таки интересно, почему Екатерина вошла в историю именно такой, а не той веселой женщиной, которая сочеталась браком с дофином, сыном Франциска I...



Однако дальше портретов дело не дошло, и уникальные деревянные резные потолки, украшенные переплетениями вензелей Генриха и Дианы остались нетронутыми. Екатерина, кстати, с удовольствием продолжила украшение замка, начатое Дианой. Именно она добавила резные украшения на портиках (к сожалению, сбитых в 19 веке при варварской реставрации под девизом "вернем замку первоначальный, доекатерининский, облик"), и именно она выстроила галерею на мосту через реку Шер. В планах эта галерея должна была соединять замок с таким же точно, симметрично расположенным, новым замком на другом берегу, но эти планы так и остались лишь на гравюрах-проектах, и никто из последующих владельцев замка не пытался их претворить в жизнь.
Другой страстью Екатерины Медичи были сады. Если практичная Диана отвела призамковые земельные участки под огороды и виноградники, то Екатерина разбила сады, с цветами, деревьями и круглыми фонтанами - в любимом ею итальнском стиле. Вот этого у нее не отнимешь - именно сады Медичи придали замку окнчательный вид, каким он и вошел в историю.



В остальном же дела у Екатерины шли неважно. Мрачные пророчества Нострадамуса сбывались с пугающей точностью - династия Валуа вымирала. Сыновья и мужья женщин, живших в замке, погибали насильственной смертью, не успев оставить потомства. А ведь род в европейских династиях передавался по мужской линии. Поэтому долгое время в замке царствовали страдающие женщины, из-за чего его с тех пор еще называют "le Château des Dames" – "женский замок". Знаменитые "пять королев" однако никогда не жили вместе в одной спальне, имевшей прямой выход в замковую часовню. Там они могли молится вдали от чужих глаз, что они и делали с пугающей частотой. Пугающей, потому что уж слишком несчастна была жизнь женщин, живущих в этом замке.

Их иногда еще называют "пять дам", проводя параллели с прозвищем замка, и это вносит дополнительную путаницу, ибо какие именно пять женщин имеются ввиду - непонятно, и обычно достоверно говорят только о трех из них - Екатерине Медичи, Марии Стюарт и Луизе до Водемон. Дальше начинается путаница. В остальные две прочат уже упомянутую Диану де Пуатье, Габриэль д'Эстре (любовница следующего по счету Генриха - четвертого), жену первого владельца дома Жана де Марка и даже мадам Дюпен - но никто из них не был королевой. Поэтому рискну предложить свою собственную версию, более подходящую под определение "пять королев".



Про Екатерину Медичи (Catherine d'Medici) уже было достаточно сказано, так что тут сомнений быть не может. А вот остальные четыре королевы - это четыре последние королевы династии Валуа:

Мария Стюарт, жена Франциска II, сына Екатерины Медичи. Она именно отсюда уехала в Шотландию, а ее судьба наверное самая трагичная, среди всех остальных женщин. Помимо бурной личной жизни, она стала изгоем как во Франции, так и в Англии, была низложена, после чего ей отрубили голову.
Ее жизнь была так насыщена трагическими событиями, что до сих пор вдохнолвяет и писателей и музыкантов. В частности, это та самая "Mary, Queen of Scots'" о которой поется в песне "To France" Майка Олдфилда (Mike Oldfield):
http://mp3.alkar.net/preview/17749.m3u
http://preview.mp3search.ru/lofi/17/523897.mp3


Луиза де Лорейн-Водемон (Louise de Lorraine-Vaudémont). Жена Генриха III, младшего сына Екатерины Медичи, известного крайне фривольным нравом и сильным безволием. Он стал преемником Карла IX чисто автоматически, для чего его заставили отказаться от польского престола.
Слабоволие однако не помешало ему убить в Блуа герцога де Гиза, всерьез претендовавшего на его престол. Помимо всего прочего, Генрих любил устраивать в замке маскарады, на которых одевался в женскую одежду, так что тот факт, что он не оставил потомства объясним не только тем, что в достаточно молодом возрасте убил Жак Клеман в замке Сен-Клу. Его трогательное письмо, написанное Луизе накануне смерти, помутило разум бедной королевы, и она до конца жизни погрузилась в траур, вместе со всем замком. Замок был обтянут черной материей, и он надолго превратился в юдоль скорби, где больше не проводились пышные балы, и больше не играла музыка на галерее через реку Шер. Сама же Луиза по древнему обычаю носила белые "королевские" траурные одежды, из-за чего ее прозвали "белой королевой".

Елизавета Австрийская, дочь имератора Священной Римской имерии, правителя Австрии Максимилиана II, из династии Габсбургов. Она была замужем за Карлом IX, средним сыном Екатерины Медичи и Генриха II, когда тому было 19 лет. Карлу было десять лет, когда, после смерти старшего брата, Франциска II, он сделался королем.
Потомство у этого брака все-таки было, но их единственная дочь умерла в 6-летнем возраста. Единственный потомок мужского пола у Карла IX был незаконнорожденнй сын, получивший титул герцога Ангулемского, и неспособный претендовать на престол.
Карл IX вошел в историю прежде всего как инициатор печально известной "варфоломеевской ночи". Причем вошел незаслужено, ибо истреблением гугенотов руководила все та же вездесущая, мстительная Екатерина Медичи, его мать.
То была первая, неудачная попытка Габсбургов породнится с родом французских королей. Вторая была более удачная (королеву Анну Австрийскую все помнят в основном благодаря "Трем мушкетерам" Дюма), но это совсем другая история.


И наконец, Маргарита Валуа (Французская), (Marguerite de Valois) та самая "королева Марго" (La reine Margot)- дочь Екатерины Медичи и жена Генриха IV Наваррского (он же Генрих Великий). Его любовницей была Габриэль д'Эстре (Gabrielle d'Estrées), последняя жительница королевских покоев на втором этаже. Какая ирония - ее тезка Маргарита Прованская (жена Людовика IX Святого) стояла у истоков королевского рода Валуа, а Маргарита Валуа поставила точку на этой династии, хотя и являлась дочерью Генриха II. Ибо от Генриха Наваррского, единственного из всех предыдущих несчастливых мужей оставившего наследников, начался уже род Бурбонов, который прервался уже после французских революций. Больше не осталось никого из потомков мажордомов, захвативших трон у Меровингов. Но это уже совсем-совсем другая история, я очень сильно отвлекся.


Последней женщиной, имевшей отношение к королевской династии, была Габриэль д’Эстре, герцогина де Бофор, возлюбленная Генриха IV.Она имела столь большое влияние на короля, что он даже намеревался развестись с Маргаритой Валуа и жениться на фаворитке. Да, можно сказать, что она и правила, но она не была королевой, так что ее имя получила комната "пяти королев" уже как второе название.



Комната Габриэль д'Эстре, она же "комната пяти королев".
Выход в часовню на королевский балкон (влева у двери) в настоящее время замурован.


* * *

Я не буду отдельно останавливаться на мадам Дюпен, хотя она этого и заслуживает.



Ведь ее любили все - от Вольтера и Руссо до слуг и жителей деревни. Это как раз и спасло и ее саму и замок от гибели во время Революции. Но, пожалуй, в историю она вошла все-таки как спасительница замка Шенонсо.

Гораздо большего упоминания заслуживает еще одна Маргарита - мадам Пелуз (Marguerite Pelouze), беззаветно любящая этот замок, и отдавшая на его реставрацию всю свою жизнь и все свое состояние.



Ей в вину часто ставят неправильную реставрацию, но разве ее была вина в том, что архитектор Руже (Roguet) выбрало в качестве эталона проект замка времен Дианы де Пуатье, а не Екатерины Медичи? К тому же, этот бездарь, испортивший третий этаж, еще и драл немыслимые деньги с бедной вдовы. Поэтому ее состояние кончилось раньше, чем ее годы, и ей пришлось пережить такой потрясение, как продажу замка за долги и изгнание из него в соседнюю деревню, где она и скончалась. Склеп, вырытый под полом часовни Екатерины Медичи, в котором она завещала себя похоронить, так и остался пуст.

Что еще запомнилось? Луч света, падающий через решетчатое окно на деревянный пюпитр с Библией, где молилась Белая Королева... Башня, в которой находился кабинет Екатерины Медичи, и то, как она разрезала переливающуюся на солнце реку - возникало ощущение, что ты стоишь на корабле.. Музыка в стиле ренессанса из наушников, что сопровождала все экскурсию.. и, зачем-то, тот итальянец, что тянул у меня с шеи этот iPod, за который я отдал 8 евро и водительские права. Отстал он только после того, как услышал русскую речь.

Вообще, итальянцы достаточно непрятно подпортили экскрусию, но видимо, это была специфика контингента, прибывшего в Шенонсо с дешевым автобусным туром. Да и не все было так плохо - мы потом вместе с ними без билета проскочили в музей восковых фигур, что располагался в бывших замковых конюшнях. Правда смотреть там, по большому счету, оказалось нечего, да служащие замка уже и подгоняли к выходу - замок закрывался.

Было начало девятого, и еще предстояло 260 километров до Парижа, где мы на Пляс-де-Републик, после долгого перерыва, опять ели мидий в белом вине.. Но это уже совсем другая история.

Окончание следует


(C) Если будете использовать текст, то имейте совесть, упомяните все ж таки автора. В ЖЖ у меня только свои тексты.

Tags:
Current Location: Chenonceaux, France
Играет музыка: Mike Oldfield - To France

Написать комментарий