?

Log in

No account? Create an account
Записи Лента друзей Календарь Инфо Записки на крышке ноутбука Назад Назад Вперед Вперед
Дом приходящего солнца
Олежкины записи
olejka
olejka
Долина Рейна - монастырь Эбербах

Монастырь Эбербах (Kloster Eberbach)


Это получилась первая вылазка этого года. Поскольку планов никаких толком не было, было решено начать обследование долины Рейна между Майнцем и Кельном. Она усеяна замками и монастырями, а весь ландшафт охраняется Юнеско, ибо это - немецкая "долина Луары", колыбель немецкого государства. "Рейн - батюшка" и всякое такое - оно именно оттуда и пошло.
Чтобы не мучатся выбором маршрута, решили просто начать сначала, с района Майнца, или, если честно, просто с низа карты Мозельской долины :)
Строго говоря, разведовательная вылазка была сделана с Бородой в предыдущие выходные, причем практически в то же самое место - поселок Rüdesheim-am-Rhein (Рюдесхайм, что на Рейне). Тогда речь еще совсем не шла именно о долине Рейна, хотя мысль ее посмотреть зрела у меня в течении пяти лет проездов мимо на машине в сторону Леверкузена. А выбрано было место сугубо благодаря крохотной восторженной заметке в какой-то из местных русскогоязычных газет. Непосредственно газета была благополучно отправлена в мусор, а сама заметка была вырвана из газеты, и дожидалась своего часа несколько месяцев. В ней, в частности, говорилось о концентрации всего интересного на крохотном участке земли возле холма, канатной дороге, и трех монастырях, один из которых, Эбербах, был особо отмечен не только своим возрастом и уникальной архитектурой, но еще и тем, что именно в нем снимался знаменитый фильм "Имя Розы", снятый по книге Умберто Эко "Il Nome della rosa". Разумеется, я имею ввиду потрясающий фильм Жан-Жака Анно 1986 года, а не канадскую поделку 2003 года.
Так вот, когда мы туда поехали с Бородой и его знакомой из Майнца, то монастырь мы проехали (хотя и видели указатель), а сам город не посмотрели, потому что увидев холм, Борода сделал стойку, показал на ухадящую вдоль канатку, и заявил, что пока он туда не залезет - не успокоится. Часам к 5 вечера, когда мы уже спускались, он успокоился, но подруге нужно было срочно в Майнц, и день как-то внезапно кончился. Так что разведка дала только одно - я мог лишь уверенно сказать, что там есть что посмотреть. А сказать я это мог благодаря двум купленным брошюркам на русском языке - пожалуй, единственное полезное, что я принес с холма. На холме, кстати, не было банкоматов, и я выгребал мелочь изо всех карманов, но мне тогда все равно не хватило, и явно скучающий продавец радостно сделал мне "специальную скидку" и дал обе брошюрки по цене одной. Самое ценное, что в них было - это карта долины Рейна вообще и местности вокруг Майнца и Рюдесхайма в частности:





Итак, Эбербах. Официально обозначен на карте, как город, поэтому указываем его в навигации как пункт назначения и пытаемся понять, чем же он знаменит.
С точки зрения геральдики, герб города Эбербах описывается следующим образом: "На серебристом фоне (белый или серебряный цвет) по расположенной внизу небесного цвета волнистой ленте, шагает дикий кабан". В этом странном гербе закодировано всего-навсего имя самого города Eberbach. Eber - по-немецки значит "кабан", а Bach - "ручей", который показан на гербе голубой лентой.



Геральдические цвета Эбербаха - голубой и серебристый (или белый), что сильно перекликается с цветами Баварии. А вот изображения на гербе - уже "новодел". Ведь древний город, будучи составной частью Священной Римской империи, должен был иметь на своем гербе геральдического имперского орла (т.е. с распростертыми крыльями).
И он, кстати, существовал - над верхними городскими воротами. Его убрали из-за стойкой ассоциации с нацистским имперским орлом времен Третьего рейха. Сейчас его изображение, согласно путеводителю, можно найти лишь в городском музее, на фотографии 1909 года. Но от себя добавлю - а также на винных бутылках из монастыря Эбербах.

Это наверное единственный сохранившийся в Германии герб с боевым имперским орлом, у которого распахнуты крылья для нападения. И никакие подвижки политкорректности не смогли его уничтожить, ибо это солидная торговая марка, с многовековой историей. А вот совершенно неблагородный кабан, хотя и встречается уже в хрониках 1387 года, появился на гербе лишь в 1976 году.

На этом закончим с самим городом, поскольку единственное, чем он знаменит - это монастырем, вокруг которого это поселение и образовалось. Причем монастырь этот имеет такую давнюю историю, что голова идет кругом. Первое упоминание о монашеском поселении в этом живописном месте относится еще к Адальберту I (Adalbert I, 10?? - 1137), архиепископу Майнца во времена, когда во главе Священной Римской империи стоял Генрих V. И сперва здесь жили монахи ордена августницев, названные так по имени святого Августина (13.11.354-28.08.430, из римской провинции Тагаста). Затем поселение перешло в руки куда более известных и влиятельных монахов ордена святого Бенедикта (т.е. бенедектинцев). Но самое поразительное, что у них тоже что-то с этой местностью не сложилось, и вскоре на это поселение обратил внимание сам святой Бернар Клервосский (Bernard Clairvaux, 1090-1153).

В 1115 году он возглавил орден цистерианцев (Cistercenses, или "орден белых монахов", основанный святым Робертом Молезмским, кстати, бывшем бенедектинцем, в Шампани в 1098 году). Цистерианцы - это, кстати, тот самый орден "Fratres et pauperes heremitae domini Celestini", упоминаемый в книге "Имя Розы" в связи с судом о последователях Убертина. Бернар долго подбирал подходящее место на восточном берегу Рейна для первого цистерианского монастыря, и наконец остановился на живописных холмах под Рюдесхаймом.

Основанный в 1136, цистерианский монастырь Эбербах очень быстро стал крупнейшим и влиятельнейшим монастырем во всей Германии. Окрыленные успехом цистерианцы, основали еще огромное количество монастырей, из которых самый близкий к нашеу городу - монастырь Schönau, под Хайдельбергом. К 1300 году, когда орден цистерианцев достиг пика своей активности, по всей Германии было уже около 700 различных монастырей (как мужских, так и женских). Однако уже с 14 века орден постепенно приходит в упадок, и в настоящий момент орден, хотя и существует, насчитывает всего 3000 цистерианцев по всему миру.

Монастырь несколько раз сильно пострадал во время Тридцатилетней войны от нападений шведской армии в 1631 году. Все ценности из церковных помещений и монастырской библиотеки было разграблены, а сами монахи изгнаны из монастыря. Позднее, в 1635 году, из всех смогло вернуться только двадцать человек, которые начали весьма трудоемкую реконструкцию. И уже в 18 веке Эбербах переживает очередной, последний расцвет. Согласно дошедшим до нас счетам и финансовым документам, высокие доходы монастыря упоминаются в связи с инвестициями на Франкфуртской бирже.
Последнюю точку в христианской истории монастыря поставила Французская революция, догромившая то, что сохранилось или было восстановлено после последних войн. После того, как Наполеон Бонапарт, будучи императором, распустил Священную Римскую империю, заставив Бундестаг принять 18 сентября 1803 года знаменитый акт Reichsdeputationshauptschluss, наконец были сформированы границы Германии как государства и была произведена серьезная реформа христианства. Монастырь, как и многие другие, был официально закрыт, а земельные угодья и здания отошли к принцу Фридриху Аугусту из Нассау-Узингена (Friedrich August von Nassau-Usingen), немецко-голландского княжества, бывшей прусской провинции в составе Империи.

А теперь перейдем к тому, что побудило нас свернуть с дороги, ведущей к Рюдесхайму, на петлявшую по холмам дорогу, ведущую к утопающем в зелени старому монастырю - к фильму.


"Имя розы" (1986) - краткая справка
(*)Производство - Франция, Германия, Италия.
Исходное название - немецкое, "Der Name der Rose", хотя фильм снят на английском и латинском языках (так что Мел Гибсон был в этом не оригинален). Английское название - "The Name of the Rose" - это уже международное прокатное издание. Вопреки расхожему мнению, и информации на IMDB, США не принимала никакого участия в создании фильма. Почему - будет ясно ниже.

(*)Бюджет фильма - $ 20 млн.

(*)Сборы по всему миру - $77.2 млн.

(*)Это единственная на сегодняшний день экранизация произведений Умберто Эко.

(*)Сценарист фильма Эндрю Биркин сыграл монаха Катберта из Винчестера.

(*)Уильям Баскервильский находит в древней рукописи комментарий, сделанный неким Умберто из Болоньи. Это, конечно же, намек на Умберто Эко, преподающего в университете города Болонья.

(*)Первым актером, которого продюсеры хотели видеть в роли Уильяма Баскервильского, был Майкл Кэйн.
Вот тут кстати начинается уже кое-что интересное. К 1986 году популярность Шона Коннери клонилась к закату, поскольку его воспринимали исключительно как героя боевиков. Поэтому компания Columbia Pictures, готовившаяся присоединиться к съемкам, отказалась от участия в проекте, как только узнала, кого режиссер фильма Жан-Жак Анно выбрал Коннери на главную роль. Поэтому США не приняла никакого участия в съемках. Потом, когда фильм получит получит многочисленые призы (БАФТА, Сезар, Давид ди Донателло) в самых разных номинациях, он не будет даже номинирован на "Оскар".
Именно после этого фильма популярность стареющего Шона Коннери взлетела до небес. Следующим его фильмом станут «Неприкасаемые» (1987) Брайана Де Палмы, и за эту роль он уже получит "Оскара", а предлагаемые гонорары в Голливуде станут на уровне суперзвезд.

(*)Самого сурового персонажа, старого слепого монаха, зовут Хорхе из Бургоса - это очевидный намек на Борхеса (слепец плюс библиотека, как ни крути, дают в сумме аргентинского гения). В фильме он выглядит весьма сурово:


А сыграл его Федор Федорович Шаляпин (или, как его называют на Западе, Федор Шаляпин-младший). Да-да-да, он действительно родной сын того самого Федора Шаляпина, в отличие от какого-то Прохора "Шаляпина" из очередного "Свинарника Звезд", записавшегося к великому певцу в "правнуки по линии младшего брата".
Федор Федорович Шаляпин (6.10.1905 - 17.9.1992), сын великого певца, родился в Москве, но жил вместе с отцом в Париже, откуда сразу после Второй мировой войны переехал в Рим, где активно продолжил свою актерскую карьеру, начавшуюся еще в 20-х годах. По воспоминаниям друзей, был очень колючий человек, и ужасно сердился, вспоминая, какую травлю отца устроили советские газеты. Но несмотря на это барону Эдуарду Александровичу Фальц-Фейн в 1984 году удалось уговорить его на перезахоронение праха отца в России, а он, в свою очередь, сумел убедить в этом сестру Татьяну. А инициатором возвращения праха Шаляпина в Россию был Юлиан Семенов, который заручился поддержкой аж генерального секретаря Юрия Андропова. Семья согласна - дело оставалось за французской стороной. Барон Фальц-Фейн хорошо знал Жака Ширака (тогда еще просто мэра Парижа), и вопрос был решен. Взамен в Париже решено было установить мемориальную доску на доме великого певца: "Здесь жил Шаляпин".


(*) Жан-Жак Анно долго искал подходящий монастырь для съемок, но ни один его не удовлетворил. Аббатство пришлось строить специально для фильма.

Вот на последнем факте и остановимся поподробнее, ибо он имеет непосредственное отношение к монастырю Эбербах.

Если вы читали "Имя Розы", то понимаете, что речь пойдет об "аббатстве, коего имя ныне умолчим ради благости и милосердия". А видевшие фильм наверняка сразу вспомнили мрачную готическую башню запретной библиотеки:



Она стояла, как и в книге, на краю территории, принадлежащей аббатству. А сам дворик тоже был достаточно мрачноват, чтобы быть сценой для многочисленных убийств:


Умберто Эко старательно приложил план аббатства и башни с библиотекой, так что ошибиться во внешнем виде было никак нельзя, да и недопустимо ходом повествования. И вы, скорее всего, тоже удивились такой точности соответствия аббатства в фильме и плана, приведенного в книге. Стало быть, неназванное Умберто Эко действительно существует, и было успешно найдено авторами фильма?
Но я вас разочарую. То аббатство, из фильма, существует лишь только в таком виде:





Для тех, кто все еще не догадался - это макет, доступный тут: http://crpp0001.uqtr.uquebec.ca/w4/campagne/N-PCs/The_Wanderer.html
К сожалению, текст не английский, так что сказать о чем там идет речь, я не могу. Но одно я скажу точно, рискуя разрушить ваши иллюзии - это аббатство Умберто Эко выдумал, а авторам фильма пришлось сделать единственно возможное в данной ситуации - призвать на помощь спекэффекты (такой компьютерной графики, как сейчас, в 1986 году еще не было).

Вы спросите, а как же эта мрачно знаменитая башня, прилепленная на самом краю скалы, и так точно показанная в фильме?



Похожая башня существует на самом деле, только расположена за полторы тусячи километров от Эбербаха, в итальянском местечке Адриа, почти на самом побережье Адриатического моря, называется "Кастелло дель Монте" (http://www.castellipuglia.org/en/monte.html) и выглядит вовсе не так мрачно:



Но ни сама башня, ни местность вокруг никак не относятся к "Имени Розы", хотя и не факт, что Умберто Эко совсем не использовал этот монастырь при написании книги. Просто при создании модели башни для фильма Кастелло дель Монте была использована в качестве прототипа.

Что касается двора аббатства, с жестко заданной в книге планировкой - это была просто декорация, и построить такую не составило много труда:



"Аааа.." - разочаровано протянете вы. "Так что же ты тогда развел всю это дискуссию? При чем тут Эбербах?". Я понимаю ваше расстройство - мы тоже никак не ожидали увидеть вместо мрачных средневековых построек, показанных в фильме, настолько мирное и живописное местечко:



Но все дело в том, что все интерьерные съемки снимались именно в нем. Монастырь идеально подходил под все описания, прекрасно сохранился и даже полностью соответствовал описываемому периоду истории (13 век).

* * *

Вообщем, какой-никакой информацией мы уже обладали, что не помешало нам заказать экскурсию по монастырю с живым гидом (достаточная редкость в Европе с ее электронными гидами). Светило солнышко, и мы лениво прогуливались возле старого фонтана, ожидая начала экскурсии вместе с остальными, купившими билеты на экскурсию. Причем практически все заметили начало экскурсии достаточно поздно - гидом была щупленькая энергичная старушка с тихим, но очень выразительным голосом, которая прямо со двора начала рассказывать потрясающие подробности про монастырь, и не останавливалась потом в течение полутора часов.
Она, кстати, сразу предупредиила, что с нами будет ходить съемочная группа и снимать все на видео, поскольку экскурсионного DVD по монастырю до сих пор не существует. Так что, если кто-то не хочет быть запечатленным на съемке, то он может подождать следующей экскурсии.
Мы с Юлькой ничего не имели против, и проследовали вместе со всей остальной группой через узкий проход с турникетом во внутренний дворик монастыря, где монахи проводили бОльшую часть своей жизни.



Изначально по всему периметру квадратного дворика была крытая галерея с готическими арками, но позднее, в 14 веке, большая часть ее была разрушена в угоду новым веяниям архитектуры. Наиболее сохранившаяся часть - как раз у входа в старую молельню, романского стиля. Из нее отрывается чудесный вид на залитым солнцем двор монастыря, но внутри этого помещения не сохранилось практически ничего. В этом помещении снималась для фильма сцена суда, но для этого стены украшали полностью с нуля гобеленами и подсвечниками.



Очень захотелось налево в конец галереи - там, из маленькой двери, доносилось грегорианское пение, явно живое. Я подбежал к двери, чтобы посмотреть, но застал лишь самый конец и осторожные аплодисменты. Концерта запланировано не было, то была просто распевка группы Gregoiran, и мне еще сильнее захотелось пойти в том направлении. Но гид уверенно повела нас по галерее вправо, по наиболее сохранившейся части галереи.



Именно туда, куда в фильме уходила папская комиссия, недовольная диалогом с последователями святого Убертина.



За ней, через боковой дворик возле музейной библиотеки, мы попадаем в длинное узкое помещение, благодаря которому монастырь Эбербах был таким финансово успешным - это галерея, где производилось знаменитое эбербахское вино.



Стены и потолочные арки этого помещения столетия покрывает легкий налет черной плесени, но это вовсе не признак антисанитарии. Дело в том, что такая плесень может жить исключительно при определенной комбинации влажности, температуры и освещения. Те самые уникальные условия, которые необходимы при брожении монастырского вина, соблюдаются испоко веков используя эту плесень как индикатор. Ее не должно быть слишком много, но она должна быть - именно такие условия способствовали формированию неповторимого вкуса "эбербахского белого".

Винная галерея по сей день заставлена прессами для выжимания винограда, но ими, понятное дело, больше не пользуются по назначению. В-основном это прессы 18 века, периода самого массового производства вина в Эбербахе. Но есть и парочка прессов времен Тридцатилетней войны, украшенные латинскими изречениями и ажурной резьбой. Изначально они были сделаны целиком из дерева, однако в 18 веке движущиеся части (например, центральная ось со сприральной резьбой, по которой опускался пресс) были заменены на бронзовые.



Любопытный факт: в хрониках 1525 года говорится, что вино хранилось в аббатстве в огромной бочке, объемом где-то между 50.000 и 100.000 литров. Во время гражданской войны 1525 года вся бочка была выпита поставнцами из Райнгау (Rheingau), которые разбили лагерь возле монастыря. Судьба самой бочки осталась неизвестна, однако известно, что знаменитая бочка из Хайдельберга (Heidelberg)_ самая большая в мире, была создана тоже примерно в то же самое время, но имеет вдвое больший объем.

* * *

Пройдя винную галерею насквозь, мы снова выходим во дворик, и тут же попадаем в центральное здание монастыря - базилику, построенную в форме гигантского вытянутого креста.



Здание уникально по многим параметрам. Начать хотя бы с того, что это самое старое помещение монастыря, и построено еще в 11 веке в романском стиле. Дальшнейшие перепитии в истории монастыря, а также смена владельцев и направлений в архитектуре, никак не сказались на ней. Мода 12-13 веков требовала готических арок и ажурных украшений на стенах, но они, так же, как и вторая линия колон, так никогда и не были построены. Цистерианцы, как и их последователи, францисканцы, были приверженцами теории о бедности Христа и выступали за скромность Его храмов. Так или иначе, здание базилики сугубо функционально - колонны только для поддержки сводов, прямые голые стены, и романские порталы при входе.

Сидения, которые видны вдалеке, не имеют никакого религиозного значения - базилика давным-давно недействующая. Зато в ней регулярно проводятся единственные в своем роде концерты-фестивали грегорианского пения, и это именно отсюда доносились звуки пения, когда мы только вышли во двор монастыря. В базилике вообще уникальная акустика - даже слабенький голос нашего гида гулко и торжественно разносился по всему помещению, а легки шепот "на ушко" превращался в шелест, проносящийся между колон по всей длине. Именно поэтому при входе в базилику на всех видных местах стоят знаки о том, что нужно выключить мобильники. Дело тут не в кощунстве, а в том, что такой громкий и резкий звук с таким усилением может даже привести к инфаркту. Самое смешное, что как только я потянулся к телефону, чтобы его выключить, в ту же секунду мне позвонил Решат. Я, как мог тихо, попытался объяснить, что говорить не могу, но мой голос разносился по базилике, практически заглушая гида, и мне пришлось выйти на улицу, чтобы объяснить Решату что происходит.



Кстати, алтаря, показанного в фильме, не существует. Точнее, в базилике давно уже нет вообще никакого алтаря. Его тоже построили для фильма, замаскировав тем самым гробницы архиепископов Майнцских и их мемориальные плиты, вмонтированные в стену. Собственно, изначально они были похоронены в саркофаге возле стены, несмотря на то, что плиты были вмурованы в стену в стоячем положении, но лет сто назад старый саркофаг был убран, а архиепископов перезахоронили прямо в стену, стоя, непосредственно под их могильными плитами. Эти плиты очень роскошны и заметны, так что их просто необходимо было спрятать. Но, видимо, по каким-то этическим причинам, молиться у такого алтаря актерам не хотелось даже понарошку, поэтому все сцены молитв показаны как бы со стороны алтаря, у сделанной для фильма статуи девы Мариии. А сняты такие сцены были на самом деле в противоположном конце базилики. Том самом, откуда сделана первая фотография. Там находились входы в базилику для рабочих и послушников монастыря, которые не имели права подходить близко к алтарю.



Маленькое замечение. Если вам кажется, что на фото посредине находятся остатки старого алтаря, то вы ошиблись - это просто каменный саркофаг, судя по всему, пустой. А крест, стоящий сверху - вовсе не крест, а деталь готической арки, замененная в здании при реставрации. Таким образом хозяева монастыря как бы обозначили давным-давно уничтоженный алтарь. Между прочим, судя по кадру из фильма, в 1986 году ничего этого еще не было, так что очень похоже на новодел. Такой же, как и колона справа от алтаря - очень реалистичная, но ненастоящая. В доказательство гид постучала по ней (она полая внутри) и показала распил позади нее, через который протягивали осветительные кабели. Эта колона - единственное, что осталось от декораций к фильму, который здесь снимался.

* * *

И наконец, на десерт, центральное место фильма - скрипторий (Scriptorium), где монахи работали над рукописями. Согласно фильму, разумеется, и книге Умберто Эко. Именно сюда вели нити всех преступлений, и именно тут хранилась самая главная тайна монастыря.



Помещение, естественно, настоящее. Вот только это не скрипторий, а дормиторий (Dormitorium), т.е. помещение, где монахи собственно жили. В цистерианских монастырях не было понятия "келья", ибо скрывать им от братьев было нечего, так что у них была одна огромная общая спальня. Изначально она была расчитана на что-то около сотни монахов, но никогда не была заполнена полностью.



На этой фотографии особенно хорошо видна перспектива. Зал кажется огромным, уходящим вдаль, но странные искажения перспективы могут навести на мысль, разве что, об особенностях линзы (благо у нас зеркалка со сменным объективом). Однако это не так.
Все гораздо интереснее - этот эффект сделан намерянно, чтобы зал выглядел больше, чем на самом деле. А достигнут он простым до гениальности способом - колонны, на которые опираются ажурные готические арки, каждая последующая где-то на 10 люймов меньше предыдущей. Мы не поленились и сравнили - если первая колонна (на переднем плане) имеет узорную верхушку (не помню ее название) выше моей головы где-то на вытянутую руку, то в самом конце зала она уже где-то по грудь Юльке.

Никаких секретных проходов, кроме прохода в соседнее помещение, там больше нет. Однако в фильме они пользовались другими дверьми, справа и слева от настоящего выхода. Вот этими:



Это еще одно наследие фильма - двери, ведущие вникуда. И ступеньки и двери были сделаны специально для фильма, и вели, согласно сценарию, в пресловутую библиотеку. На самом же деле они были сделаны на месте технологических ниш, и ведут просто в маленькую кладовку, по сей дей заполненную мусором, оставшимся с киносъемок.



А вот странное ограждение в центре зала, тоже хорошо видимое в фильме и на фото, это выход на улицу.



Через него мы опять попадаем во внутренний дворик, неподалеку от входа. Круг, сделанный по дворику, замкнулся, осталась всего одна непросмотренная дверь, ведущая в последнее помещение, где и заканчивается наша экскурсия - это винный погреб.

Его стены покрыты все той же древней "индикаторной" черной плесенью. А еще там отсутствует искуственное освещение - вместо до сих пор стоят свечи в специальных подсвечниках, оборудованных сверху старых бочек. Это все еще те самые старые бочки, впитавшие в себя аромат многих поколений эбербахского вина.


Разумеется, объемы монастрыского подвала не позволяют хранить в нем вино в тех количествах, которые требуются магазинам, даже элитным. Кроме этого, испокон веков тут производилось только белое вино, а рынок идет вперет. Поэтому между монастырем и виноградниками, уже на территории выросшего за эти века города, сделано специальное хранилище, где настаивается вино в промашленных масштабах. Однако настоящие ценители всеми правдами и неправдами пытаются достать именно то вино, которое хранилось в бочках этого подвала, в глубине, за решеткой, куда не пускают туристов. Но такой раритет найти сложно.
Коридор из подвала ведет уже к самому выходу, где оборудован винный магазин.



Чего там только нет! И масло из виноградных косточек, и винное желе, и ликеры, и красное вино, и даже шампанское! Но гордость монастыря - белое вино - стоит в гордом отдалении на специальной полке, и рассортировано по годам. Немного подумав, вы взяли всего понемножку - "на пробу", как говорится. А бутылку красного вина, хоть и нетипичного, взяли больше из-за все той же примечательной этикетки:



которую положили в фирменный пакет уже с огромным гербом монастыря, выполненным в старых геральдических серебристо-черных цветах:



Ну что ж, прощай, маленький старый монастырь! Хотя сдается мне, мы сюда еще не раз вернемся. Хотя бы за вином.

Tags:
Current Location: Eberbach, Germany
Настроение: готичное
Играет музыка: Gregorians

1 комментарий или Написать комментарий
Comments
From: ex_echis Date: May 24th, 2006 02:11 pm (UTC) (Ссылка)
Очарована... Даже слов нет :)
Спасибо!
1 комментарий или Написать комментарий