?

Log in

No account? Create an account
Записи Лента друзей Календарь Инфо Записки на крышке ноутбука Назад Назад Вперед Вперед
Дом приходящего солнца
Олежкины записи
olejka
olejka
Бельгийские Будни - Брюссельские Хроники (13 - 16 февраля)


Если бы я знал, что движение в Брюсселе настолько ненормальное, я бы ни за что не согласился ехать туда на своей машине!
Причем сказать, что я совсем представления не имел, нельзя - все-таки в Бельгии был уже неоднократно, но в мелких городках (вроде Лёвена).
А в Брюсселе был до этого в первый и последний раз еще в 98 году, да и то на автобусе.

О том, что я погорячился я понял сразу, как мы въехали в центр Брюсселя. Причем это произошло сразу, как будто щелкнули тумблером.
Ррраз - и потекли тоненькие струйки пота у меня за воротник с галстуком. Это ж надо так ездить, а??? Кривые крохотные улочки, совершенно нелогичные разъезды, крутые повороты в подворотню, напрочь блокированную неправильно припаркованными машинами. И всегда, прямо как в России, падают на сигнал, когда спешат и нервничают (то есть фактически постоянно). А бездушная навишация спокойно говорит "прямо", не подозревая, видимо, что понятие "прямо" в пределах "садового кольца" в Брюсселе не существует дольше 100 метров, потом же приходится угадывать нужный поворот и правило въезда в него (особенно нужную полосу).

Отъезд от клиента был интересен уже тем, что заехать-то мы заехали, а вот выехать..
То есть, по одностороннему движению ошибиться было невозможно, а дорога плавно спускалась вниз, уже даже видно куда, но вот вдруг мы уперлись в столбики, а перед ними - очен высокий "лежачий полицейский". "Может там автоматика?" неуверенно предположил я, и попробовал накатиться на "лежачего полицейского". Машина заглохла, и отпрыгнула назад (хорошо хоть сзади никого не было). Моросил дождь, выходить и искать какую-нибудь кнопку или просто спрашивать не хотелось. Тогда, немного подумав, я еще раз форсировал "лежачего полицейского", и - о чудо! - столбики начали мигать и опускаться в асфальт. Вот так:



Умилившись техникой, я вывернул на улицу, и в меня тут же слева чуть не вписалась машина, делавшая разворот посередине улицы под знаком, как раз это и запрещающим. А дальше началось пресловутое брюссельское Кольцо...

Короче, психанув от качества улиц и парковок, я просто взял и остановился прямо перед отелем, образуя вместе с машиной спереди и сзади меня второй парковочный ряд. Просто улица в этом месте делала изгиб в сторону, а потому ряд припаркованных у правой обочины автомобилей ближе к светофору плавно перехожил уже даже не в саму полосу, а во встречку. О том, чтобы повернуть направо, ближе у отелю, не могло быть и речи, так что я просто взял и остановился. Остальные машины никак не прореаигровали - главное правильно езды в Брюсселе я усвоил сразу: "Если я что-то делаю, значит мне это позарез надо!". После некоторого совещания, вещи решили не выгружать (мало ли), а сначала выяснить обстановку.
Отель оказался закрыт. Уточню: время - начало восьмого, мы приехали после окончания рабочего дня. Здание залито светом, люди ходят, но огромная вращающая дверь заблокирована. После непродолжительных попыток понять надпись сделанную только на французском, мы нашли наконец в нише за колонной звонок. После пятого звонка кто-то раздраженно спросил чего-то все на том же французском языке. На наши вопросы на английском отвечать отказались, и только когда мы на все лады просклоняли слово "reservation" со всеми известными нами акцентами, что-то сбоку зажужжало и мы обнаружили черный вход.
Клерк китайской наружности на столике рецепшена честно пытался говорить по английски, но получалось не очень. Слава Богу у меня нашлась распечатка их емейла с заказом, и тогда он понял, чего мы хотим.
"Ну, теперь мы возьмем чемоданы, а ты пока покатайся, поищи парковку" - сказала мне Барбара.
"А как тут с парковкой?" - обмершим голосом осведомился я у китайца.
"О, есть! Есть гараж!" - обрадовался он. "Прямо, прямо, потом направо. Потом еще раз направо. А там, за поворотом, направо - и справа будет парковка."
"Он издевается?" - тихо спросил у меня Гаральд.
"Надеюсь, что нет" - буркнул в ответ я
"Ладно" - смягчилась Барбара. "Тогда мы поедем с тобой, и вещи возьмем уже в гараже."
...
"Интересно.." пробормотал я, увидев справа "кирпич". "Он этот поворот имел ввиду? Зная местных водителей, не удивлюсь.."
"Да нет.." задумчиво сказал Харальд. "По его описанию мы вообще сделаем круг. У меня есть подохрение, что нам нужно попасть обратно в отель, просто с другой стороны. Так что ориентируйся на него, и думай сам."
Круг был сделан всего за пятнадцать минут, и четыре светофора. Справа уже было здание отеля, и неумолимо приближалось своим главным входом.
По обоим сторонам всех улиц были припаркованы машины, и было соверешнно непонятно, где же въезд в гараж. На попытки ехать медленно следующие сзади машины реагировали нервно - сигналили на разные лады, и сокращали дистанцию до двух пальцем от бампера, что не делало меня увереннее и спокойнее.
"ВООООТ!" - завопил Гаральд, дергая меня за рукав.
И действительно - справа за рядами машин виднелись подъемные ворота с синей буквой "P" на них. Но как туда попасть??



Сзади заволновались еще больше, заднее стекло было все занято желтой мордой миниавтобуса и его пришлось полить из ополаскивателя стекол, чтоб не мешал. Однако увиделичить дистанцию он уже не мог - сздаи него было еще машин пять, и они тоже нервничали.
Внезапно между машинами справа я увидел щель. Достаточную, чтобы заехать в гараж, если сложить боковые зеркала, и умудриться повернуть на пространстве шириной в саму машину на 90 градусов. Я честно повернул, насколько смог, прижавшись вплотную к воротам. Однако они оказалисьб отнюдь не автоматическими, и не открылись. Пешеходы на узком тротуаре продолжали пытаться втиснуться между мной и воротами, кроя нас на чем свет стоит. Заезжать мне было некуда - ворота закрыты. Машины сзади меня проехать дальше по улице не могли - места им не хватало. А сдать назад я не мог - меня уже снова подпер желтый микроавтобус, продолжающий сигналить. Причем он повернул в моем направлении, явно тоже желая заехать в гараж.
"Гаральд, а там кнопка есть. Позвонишь?" - робко спросил я.
"И как??" - развел руками тот, указав на дверь, прижатую к бамперу припаркованной машины.
"Барбара??" - в отчаянии спросил я. Все-таки она сидела спереди.
Дверь у нее открылась. Но попасть к звонку она не могла.
"Сдавай назад" - сказал Гаральд. Пробка между тем росла.
"Куда?"
"Покажи задний ход и сдавай, остальное - их проблемы".
"Смотри, ты предложил, а ты тут главный" - предупредил его я, и включил заднюю.
Ничего не произошло, но сигнал сзади смолк. Я немного погазовал, не отпуская тормоза, и вдруг микроавтобус резко сдал назад, и с лихим виражом проехал вперед.
"Давай!" скомандовал Гаральд.
Пока стоящий за ним грузовик снимался с ручника, я с ревом сдал назад, насколько смог, и, выровнял машину, подъехал к воротам, оставив Барбаре простанство "для маневра". Барбара между тем втопила звонок. Потом еще раз. И минуты через две еще раз, и, обернувшись, развела руками. Я понял, что дело плохо.
"Постучи в ворота" предложил Гаральд, поглядывая на скопившиеся позади машины.
Барбара постучала, после чего из динамика раздался раздраженный голос того самого китайца, который упорно говорил по-французски.
"Да впустите вы нас наконец, блин!.." - закричала Барбара, от возмущения перейдя на немецкий.
Голос умолк. Затем осведомился уже на неплохом немецком "А вы постояльцы нашей гостинницы?"
"Да, но в первый и последний раз.." язвительно пробормотал я.
"Мы же только что у вас зарегистрировались!" - ошарашенно сказала Барбара.
Динамик умолк, и дверь поползла вверх. Барбара села на свое сидение, и я начал медленно подкатываться к открывшемуся за воротами узкому спуску вниз, как вдруг ворота поползли обратно вниз. Я шарахнулся назад, и прослушал очередную порцию возмущенных "бипов" тех, кто не успел проскочить за тот короткий момент, пока я маневрировал.
"Офигетельный у них таймер.." выдавила Барбара, и, вздохнув, пошла обратно к звонку. На этот раз ответили быстрее.
"Кто там?"
"А вы, блин, угадайте!" - заорала Барбара.
Ворота опять поползли вверх, и Барбара буквально запрыгнула в машину. Закрывала дверь она уже на ходу, когда я начал катиться вниз, стараясь как можно меньше поцарапать бока бедной "пежы".
Гараж оказался одноэтажным, и для отеля было выгорожено всего восем мест, огороженных цепочкой. Первое место мне не понравилось сразу - зажатое между колоннами, оно требовало поворота под прямым углом, для которого было недостаточно места, и я медленно проехал дальше, к более широкому месту. Точнее, попытался - меня тут же подрезал (справа, в поздемном гараже) старый знакомый микроавтобус. Как потом оказалось, он стоял на улице, но когда ворота открылись, он резко сдал по улице назад, и успел заскочить в парковку, когда ворота уже начали закрываться. И теперь занял мою парковку, спокойно направившись в сторону отнюдь не входа в отель. Два других парковочных места были помечены, как зарезервированные.
"И что теперь?" - горько спросил я. "Опять выезжать?"
"Ни в коем случае!" твердо сказал Гаральд, после чего вышел и огляделся. Увидев то самое первое парковочное место у выезда, он начал мне махать и показывать на него. Я скептически посмотрел туда, и увидев, что при маневре еще и придется упереться в злосчастный микроавтобус, отрицательно замотал головой. Гаральд проследил мой взгляд, и нехорошо улыбнулся, после чего опять поманил к себе. Я вздохнул, и подчинился.
Когда машина встала, а микроавтобус был успешно заперт задом "пежи", мы отправились по номерам. На ужин был запланирован поиск близлежащих кафешек и разведка местности. В странном заведении под названием "Оскар" (оформленный под киноакадемию), слегка "поточили". А потом заказали местного пива, чтобы успокоить нервы. На удилвение, оно действительно из успокоило, и, будучи достаточно крепким, начало клонить в сон.
"Ну что, пошли?" зевая предложил Гаральд. "Завтра тогдааа.. аафыыы.. выезжаем в полдевятого?"
"Нет, Харальд!" - стункул кулаком я. "Ты как хочешь, но я теперь до самого отъезда машину не трону." Харальд пожал плечами, и мы решили заказать такси.
...

вторник

Как потом оказалось, выбор был архиправильный не только из-за моего нежелания стоять в пробках и угадывать линии движения машин.
Хотя такси и опоздало на двадцать минут, я его не винил - сам видил какой здесь трафик, особенно в часы пик (утром и вечером).



Такси в Брюсселе обладают существенным преимуществом - им можно ездить по трамвайным рельсам, игнорируя все знаки и сигналы светофоров.
И такими лихими виражами, виляя с полосы на рельсы и обратно, такси объезжает любые пробки на узких брюссельских улочках.
Другим машина откровенно завидно, и они тоже пытаются воспользоваться таким преимуществом, даже несмотряна отсутствие шашечек.
Особенно джипы. Особенно с женщиной за рулем. Подрезая слева по встречным рельсам, перед носом у отчаянно звенщего трамвая. Прям как в России, подумал я. Что подумал при этом наш таксист, я догадываюсь по тому, как он пузом лег на класкон и ругался на неизвестных мне языках (судя по всему, арабских).
Велосипеды - отдельная тема. Велосипеды ведут себя как в Голландии, причем не имея на это никаких объективных причин (ни полос, ни преимуществ). И все их попытки поехать по улице куда-то, куда им надо, не считаясь с окружающими, рано или поздно безжалостно пресекаются машинами по праву сильного.

У нашего таксиста ежеминутно раздаржающе громко пищала рация. Точнее, "звонила" длинными гудками, как телефон. При этом таксист матерился, смотрел на табло, и что-то нажимал, после чего она нанедолго замолкала. Видя, что творится при этом на дороге, и как бросает из стороны в сторону машину, когда он полностью нагинается к рации, я покрывался холодным потом, и впивался в ручку еще сильнее (ремнем в Брюсселе, как я понял, не пользуются, а мой не мог застегнуться из-за какого-то хлама сбоку от сидения, который водителю некуда было убрать). Через минут пять такой езды, мне очень захотелось разбить его рацию чем-нибудуь тяжелым. Через десять, я начал глубоко дышать, и мычать под нос "аумммм", чтобы не стукнуть водителя.

Ехали мы ровно полчаса, и дорога обошлась мне в двадцать два евро. Почему мне? Ну, видимо, потому, что: а)идея была моя б)Гаральд с Барбарой сели на заднее сиденье, не оставив мне выбора, так что таксист общался только со мной и в)они сделали вид, тчо не заметили, когда наступил момент оплаты.
Кстати, сумму таксист без запинки произнес и на английском и на немецком. Всю же дорогу он упорно не понимал никакого языка кроме французского.

Убил бы! Рррр!

* * *

Наступило время обеда, и знаете что я вам скажу... Бесплатные газированные напитки в неограниченном количестве конечно хорошо, но не мешало бы и поесть! Судя по глазам, Гаральда терзали те же мысли, поэтому он мягко спросил у клиента, где у них столовая.
"А у нас ее нет! Мы тут все бутербродиками перебиваемся" - бордо отрапортавал один бельгиец, оказавшийся французом.
"Странно, мне всегда казалось, что так делают только в Голландии" подумал я. "При этом правда это огромные багеты с мясом."
То, что принесли нам на подносе, было в два раза меньше обычного немецкого сэндивча, и было без мяса. То есть только кусочки хлеба и травка. Забегая сперед скажу, что через четыре дня такой пищи, я был готов своими зубами перегрызть горло любому "идейному" вегетарианцу, и еще долго будет накатывать изжога при одном упоминании о какой-бы то ни было "коле"..

Кстати, все наши "контактные лица" считали своим долгом прийти, спросить у нас что-нибудь совершенно малозначащее, и за обсуждением сточить пару сэндвичей. Так что, когда я полез за вторым, есть было уже нечего. После чего весь народ куда-то разошелся, как нам пояснили, "на обеденный перерыв".

* * *

Вечер. На улице льет дождь, Барбара попросила охранника вызвать такси, которое приехало минут через пять.
Появился высокий сухонький старичок, в замшевом пиджаке и длинным шарфом, элегантно намотанным на шею.
Только нос гордо выделяется на худом морщинистом лице, да благороднгая седина ежиком.
Когда-то я такими раньше типичных французов представлял.
"Такси заказывали?" с неподражаемым прононсом поинтересовался он.
"Ага!" радостно заявил Гаральд, и пошел прямо к нему.
"Мадам Барбара?" насмешливо блестнув очками уточнил у него старичок.
"Ээээ.." попытался вмешаться я.
"О! Мадам Барбара?" - не менее вежливо осведомился он у меня, и, окинув с головы до ног, сам себе ответил. "нон.."
"Ай эм Барбара" пробасила наша коллега, и старичок вздрогнул.
К такому его интеллигентная душа готова видимо не была. Барбара была в бесформенных брюках, без косметики и с короткой стрижкой.

Пока я умилялся от его колоритности, старичок медленно сел и начал дрожащими руками вставлять ключ зажигания.
Через пару минут, у него получилось, и он напялил на себя очки (навскидку - где-то минус три, не меньше), чтобы изучать адрес нашего отеля по гаральдовой бумажке. Потом кивнул "уи!" и рванул с места так, что на меня что-то посыпалось.

Ехали мы новой дорогой, не той, которой ехал я. То есть, легкий круг через автобан мы следали, и огромная толстая коптящая башня какой-то электростанции опять весело переливалась огоньками в ночи. Но дальше мы проехали мимо какого-то белого замка, который все мы увидели в первый раз. Не успев им налюбоваться, мы вынырнули уже возле отеля, но с неожиданной стороны. На все ушло минут пятнадцать, а 11 евро денег. Барабара с удольствием оплатила, а мы с Гаральдом, переглянувшись, тут же просили интеллигентного старичка забрать на еще и устром из гостинницы. Стричок покачал головой - увы, это неположено. Но кого-нибудь из коллег он пришлет.

Ужинали у итальянцев, и сколько бы они нам не предлагали разносолы, нахваливая свои макаронные изделия, и итальянское вино, мы упрямо держались меню "пицца и пиво", к явному неудовольствию официантов. За это нас посадили на проходе у кухни, за что, в свою очередь, не получили чаевые.



среда

А вот утром нас ждал облом. Да, такси приехало, как мы и просили, и даже без опоздания.
Но вот "Бонжур!" с широкой улыбкой нам сказал тот же самый араб, что вез нас вчера.
Я опять сидел спереди, сжимая в охапку ноутбук, и опят на нервы капало пищание его рации.
Но надо отдать ему должное, видимо, он чему-то научился. А потому мы доехали заметно
быстрее, чем вчера, и уже по знакомой дороге, а на 15 евро он выключил счетчик сам, и сказал,
что ему хватит.

А на работе.. Да что на работе! В тот день все было так же, как и вчера. То есть, никак.
За исключением одной детали - в обед произошла накладка и заказанные
бутерброды не принесли.
"Ну чтож" кисло улыбнулся менеджер. "Вам повезло". Вот так и сказал, дословно!
После чего нас повели на первый этаж во вполне приличную столовую, с мясом,
грилем, картошокй и вообще всем. Вот только подвели почему-то только к стойке с
макаронами, и широким жестом предложили выбирать. Блин, я лучше бы сам оплатил,
чем смотреть на всю эту щедрость.. А так - пришлось есть зеленые итальянские
макароны под соусом болоньез. Вся морда грязная, только и мыслей, как бы не
заляпать костюм (ели ж только вилкой, больше ничем), а главное - есть
по-прежнему хочется :(

А вечером у нас была запланирована экскурсия на Главную площадь.
На этом настаивал Гаральд, никогда не бывавший до этого в Брюсселе.
И он так жаждал этого, что даже запланировал уход из офиса пораньше,
часов в 5, для чего мы приехали в 8. И естесственно, не смогли уйти
раньше 7, но Гаральда это не смутило. Он бредил "самой красивой
площадью Европы". Ну, и знаменитыми шоколадными конфетами, как он
признался уже по дороге.
"А где мы их купим в такое время?" удивился я.
"Здесь полно туристов, все работает до 11 вечера"



Какое странное ощущение. Как будто это было не со мной и не здесь...
А ведь казалось, это было совсем недавно - мы со Стасиком "по-молодежному"
решили покататься по Европе на автобусе. Точнее, он меня вытащил, сказав,
что "нефиг пылиться в жарком Ростове все лето". Мол, когда еще удасться..
Как в вводу глядел. Это был 98 год, август. Вернулись мы уже в разгар
кризиса, надолго лишившего меня возможности куда-либо ездить...



Я прекрасно помню, как восторженно встречали мы Брюссель.
Вот та самая площадь, где останавливался наш автобус, вот памятник,
возле которого был сбор группы, вот переулок, по которому мы шли,
когда я впервые увидел Большую Площадь. И тогда она показалсь мне
действительно огромной и просто восхитительной.
То ли я был тогда менее зажравшийся, то ли просто моложе. А может свет
виноват тому виной - тогда был день, а сейчас - ночь..
Вот она, Старая Площадь (она же рыночная, она же Бог знает еще какая
на разных языках), стоит себе уже который век, и ей плевать на мои
терзания. И она не менее красива, чем тогда, даже может
больше, ведь все-таки столько реставраций с тех пор было закончено...
Вот только я уже не тот. И для меня тот Брюссель так навсегда
и останется другим, моим личным городом.

Вот бронзовая статуя 1300-какого-то года. Точнее, барельеф.
Причем никто, как правило, не помнит потом что это такое, но все знают,
что его нужно тереть.
Помню, как Жанна говорила, что нужно потереть его руку, на счастье.
Видать, новомодная была традиция - в 98 у него до блеска была натерта
только рука. Сечас рука была уже в выбоинах, словно в язвах,
а фигура блесит уже вся - видимо уже трогают за что попало, особо не разбираясь.



А потом были мучения с выбором места "для поужинать". Дойдя аж до китайского квартала, которой дествительно таковым и оказался, мы вернулись на площадь, и забились в крохотный греческий ресторанчик "Олимпик". Внутренне оформление было стилизовано под кносский лабиринт, вместе с щербатыми стенами, колонами и знаменитыми фресками. В камине горел живой огонь, а возле него тихо переговаривались две моих соотечественницы.
Ресторанчик оказался таким маленьтким, что всем управлял всего одна женщина - она же официантка, уборщица и повар.
Пролистав меню, я понял, что того, на что мы клюнули (написанные мелом комплексные обеды за 16 евро на черной доске у входа) в меню нет.
"А где то, что обещали?" голодно проурчал я ей.
Она лишь пожала плечами "Я не помню уже, что там написано. Но сейчас посмотрю.."
Гаральд с Барбарой переглянулись и нехорощо посмотрели на меня.
"Так.." - запыхано сказала женщина, когда вернулась. "Там гриль-меню. С цацыки."
"А что еще?" вежливо уточнил я.
"Цацыки!" - весело сказала женщина.
Весело.
"Ладно, берем!" - мы все заказали одно и то же.
Первым, что удивило, было цацыки. То есть, только оно и было. В железной мисочке.
К нему (ней?) прилагались нож и вилка.
"Странно" промямлди я, глядя в тарелку. "Я всегда полагал, что Цацыки - это соус"
Судя по лицу Барбары и Гаральда - они думали то же самое.
Неуверенно помакавшись туда вытребованным дополниетльно хлебом, мы стали ждать
основного блюда. Увидев размеры тарелок, Гаральд заспеспокоился:
"Ой, это ж как мы на ночь столько мяса съедим?? Да и съедим ли??"
Когда их поставили на стол, все поняли, что он зря переживал.
На тарелке с одной стороны лежали листики салатов, а с другой - три кусочка мяса, каждое
размером не больше одноразовой зажигалки. Больше на тарелке не было ничего.
"Они это серьезно?" - подумал я.
"Более чем!" подумала официантка, она же повар, и удалилась, пожелав
приятного аппетита.
Кусочки мяса на поверку оказались косточками, обтянутыми тонюсеньким слоем мяса, словном
чулком. "Мда.. непуганный тут сервис" мрачно подумал я, глядя на согнувшуюся о кость вилку.
Сколько мы оставили чаевых - догадайтесь сами.

А потом.. Потом - спать! И так осталось спать всего шесть часов..

четверг
еле досидели до намеченного времени отъезда. А тут еще на Гаральда напала забота о коллегах, и он решил привезти им бельгийских конфет, но не марочных, а обычных, которых побольше, и которые подешевле. Для чего предложил остановиться для закупки в каком-нибудь магазине по дороге.
Спустя сорок минут стояния в пробках в центре Брюсселя, особенно при выезде на Кольцо возле Совета Европы, я предложил ему сбегать осмотреть местности, и выбрать конфеты потщательнее, пообещав встретить его через полчаса позле светофора через сотню метров. Гаральд промолчал.



Дорога обратно, усугубленная постоянной сменой температуры и погоды, вытянулы у меня остатки сил, и от сна меня спасали только энергетические напитки (которые я хотел привезти домой, но так все и употребил по дороге), да испуганный голос Гаральда, внимательно смотревшего на меня в зеркало заднего вида. Каждый раз, когда у меня взгляд затуманивался, или я становился рассеянным, он пугался, и принимался что-то горячо мне рассказывать. В остальное же время мы все ехали молча, что настроение не повышало.
Но вот, слава Богу, мы доехали. И больше я в Бельгию на своей машине и по доброе воле ни-ни!!

* * *

Сегодня утром приехал на работу, поставил машину в гараж, и на выходе придержал дверь для идущего сзади.
Тот улыбнулся, и начал "Дааа...", затем мгновенно просканировав меня с головы до ног вдруг брякает "Мерси!".
Я чуть не поперхнулся сугубо бельгийским напитком Nalu, который пил прямо с бутылки.
Блин, так бы и двинул пакетом с надписью "Cote d'Or", да жалко было лежажих в нем коробок с бельгийским шоколадом.
Ну с чего это он вдруг ко мне обратился по-французски???

Tags:

2 комментариев или Написать комментарий
Comments
ti_at_work From: ti_at_work Date: February 17th, 2006 10:30 am (UTC) (Ссылка)
ОЖ, стоило снять котелок, спрятать тросточку и сменить семенящую походку a la Эркюль Пуаро ;-)
olejka From: olejka Date: February 17th, 2006 12:18 pm (UTC) (Ссылка)
'от блин! Недописанный текст уехал :(
2 комментариев или Написать комментарий